Весной рассказчик с товарищем ехал на бричке, запряжённой двумя лошадьми, в станицу Букановскую. Ехать было трудно — снег начал таять, грязь непролазная. Вместе с неизвестно откуда взявшимся шофером рассказчик переплывает реку на какой-то полуразвалившейся лодке. Шофер подогнал к реке стоявший в сарае автомобиль марки Виллис, сел в лодку и отправился обратно. Обещал вернуться через 2 часа.
    Рассказчик присел на поваленный плетень и хотел закурить, но сигареты намокли во время переправы. Вдруг подошёл к нему мужчина с ребёнком, поздоровался. Мужчина (это и был главный герой дальнейшего повествования Андрей Соколов) принял рассказчика за шофера — из-за стоявшего рядом автомобиля и подошёл пообщаться с коллегой: он сам был шофером, только на грузовой машине. Рассказчик не стал расстраивать собеседника, раскрывая подлинную свою профессию (так и оставшуюся неизвестной для читателя) и соврал, что ждёт начальство.
    Соколов ответил, что не торопится, а перекурить охота. В одиночестве курить скучно. Увидев разложенные для просушки сигареты, он угостил рассказчика собственным табаком.
    Закурили они, разговорились. Тут Соколов и начал свое повествование.
    Довоенная жизнь Соколова
    — Поначалу жизнь моя была обыкновенная. Сам я уроженец Воронежской губернии, с тысяча девятисотого года рождения. В голодный двадцать второй год подался на Кубань, работать на кулаков, потому и уцелел. А отец с матерью и сестренкой дома померли от голода. Остался один. Через год вернулся с Кубани, хатенку продал, поехал в Воронеж. Поначалу работал в плотницкой артели, потом пошел на завод, выучился на слесаря. Вскоре женился. Жена воспитывалась в детском доме, сиротка, смирная веселая, угодливая и умница. Со стороны глядеть — не так уж она была из себя видная, но ведь я-то не со стороны на нее глядел, а в упор. И не было для меня красивее и желанней её, не было на свете и не будет!
    Придешь с работы усталый, а иной раз и злой, как черт. Нет, на грубое слово она тебе не нагрубит в ответ. Ириной звали. Вскоре родились у нас дети — сын, а потом — две дочери.
    В 1929 увлекли его машины. Стал он шофером грузовика. Жил себе поживал да добра наживал. А тут — война.
    Война и пленение
    На фронт провожала его вся семья. Дети держали себя в руках, но Ирина не верила, что они еще когда-нибудь увидятся. В общем, и так тошно, а тут ещё и жена заживо хоронит. В расстроенных чувствах уехал на фронт.
    На войне я тоже был шофёром. Дважды легко ранили.
    В мае 1942 года оказался под Лозовеньками. Немцы шли в наступление, а я вызвался на передний край везти боеприпасы нашей артиллерийской батарее. Боеприпасы не довёз, т. к. снаряд упал совсем близко, взрывной волной перевернуло машину. Я потерял сознание. Когда очнулся, понял, что находится в тылу врага: бой гремел где-то сзади, а мимо шли танки. Притворился мёртвым. Когда решил, что все прошли, голову приподнял, увидел идущих прямо к нему шестерых фашистов с автоматами. Спрятаться было негде, поэтому решил умереть достойно — встал, хотя еле мог стоять на ногах и смотрел на них. Один из солдат хотел застрелить его — но другой удержал. С Соколова сняли сапоги и отправили пешком на запад с колонной пленных из той же дивизии, что он сам.

К-во Просмотров: 8203
Найти или скачать Судьба человека