Творчество О.Э. Мандельштама

    Личная и творческая судьба поэта Осипа Мандельштама сложилась весьма трагично, что типично для времени, в котором он жил и творил. Человек, поставивший свободу творчества, чувство собственного достоинства выше обстоятельств, обречен. Арестами и гибелью закончились его личные страдания. А поэзия Мандельштама еще почти полвека была арестованной и распространялась только в списках.

    В ранних поэтических произведениях Мандельштам любуется красотой природы. В них ощущается полная гармония поэта со всем миром. Позже происходит значительная переоценка красоты и романтического восприятия жизни. И на смену маленьким царствам и чудесам приходит «омут злого и вязкого».

    Столкнувшись с суровой действительностью, жестокой политикой тоталитарного государства, несправедливой и глухой к нуждам простых людей, Мандельштам считает своим долгом писать об этом. Он отражает ход событий и их ужасные последствия в своих стихотворениях:

    Отравлен хлеб и воздух выпит,

    Как трудно раны врачевать!

    Иосиф, проданный в Египет,

    Не мог сильнее тосковать!

    Вольнолюбивый дух поэта, боль за страну и народные беды одерживают верх над страхом. Он с уверенностью в голосе пишет обо всем и обо всех, кто вершил в ту пору историю, кто взял в свои руки власть и распоряжался жизнью страны и судьбой каждой отдельной личности. Поэт пишет гневные антисталинские строки:

    Мы живем, под собою не чуя страны,

    Наши речи за десять шагов не слышны,

    А где хватит на полразговорца, -

    Там помянут кремлевского горца.

    Мандельштам очень метко и четко характеризует окружение Сталина:

    А вокруг него сброд тонкошеих вождей,

    Он играет услугами полулюдей.

    Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет…

    13 мая 1934 года поэт был арестован по обвинению в авторстве стихов, направленных против Сталина, написанных в 1933 году. Причем авторство поэт не отрицал. О. Мандельштама ждали жестокие пытки и физическое истощение. А потом – воронежская тюрьма, за время пребывания в которой поэт заканчивает работу над своей «воронежской тетрадкой», ставшей «лебединой песней» творчества Мандельштама.

    Поэт не терпел лжи и за правду должен был избрать тяжелую жизненную дорогу:

    Пусти меня, отдай меня, Воронеж:

    Уронишь ты меня иль проворонишь,

    Ты выронишь меня или вернешь,

    Воронеж – блажь, Воронеж – ворон, нож.

    Сердце Мандельштама давно чувствовало беду. За несколько лет до своей гибели им было написано пророческое стихотворение. В нем, словно в зеркале, отразилась надвигающаяся беда:

    Колют ресницы, в груди прикипела слеза.

    Чую без страху, что будет и будет гроза.

    Кто-то чудной меня что-то торопит забыть.

    Душно,- и все-таки до смерти хочется жить.

    Поэт предчувствовал свою судьбу. Но его, как истинного борца, не пугали угрозы, не пугала смерть.

    В самых горьких стихах у Мандельштама не ослабевает восхищение перед жизнью. В самых трагических произведениях, таких, как «Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма…», звучит этот восторг. Он воплотился в поразительных по новизне и силе словосочетаниях:

    Лишь бы только любили меня эти мерзлые плахи —

    Как нацелясь на смерть городки зашибают в саду…

    Чем труднее обстоятельства, тем ощутимей языковая крепость, тем пронзительней и удивительней подробности. Даже для изображения смерти Мандельштам привлекает самые живые и ощутимые подробности:

    …Лиясь для ласковой, только что снятой маски,

    Для пальцев гипсовых, не держащих пера,

    Для укрупненных губ, для укрепленной ласки,

    Крупнозернистого покоя и добра.

    Стихи Мандельштама пережили своего создателя и дошли до нас. Они – живые свидетели той страшной эпохи, в которой безнаказанно творились злодеяния, погибали миллионы ни в чем не повинных людей. В своих замечательных стихотворениях Осип Мандельштам донес до нас звуки истории:

    Мне на плечи кидается век-волкодав,

    Но не волк я по крови своей,

    Запихай меня лучше, как шапку, в рукав

    Жаркой шубы сибирских степей.

.

К-во Просмотров: 1661
Найти или скачать Творчество О.Э. Мандельштама