Реферат: Зигфрид Ленц Урок немецкого

В немецкую литературу середины 20 века входило новое поколение писателей. К тридцати годам они успели пережить мобилизацию в вермахт, фронт, некоторые из них побывали в плену. Они видели капитуляцию, им удалось дезертировать, чтобы не погибнуть весной сорок пятого. У Дитера Нолля и Макса Вальтера Шульца, Германа Канта и Иоганнеса Бобровского, Генриха Белля, Гюнтера Грасса и Зигфрида Ленца были схожие биографии. Они стали писателями, чтобы рассказать об искалеченных судьбах своего поколения. Новую литературу Германии создавали в первую очередь те, кто пережил трагедию в неразрывной связи со своим народом [1].

Райх-Раницкий пишет: «У них был одинаковый исторический опыт... Среди развалин они были старшеклассниками или студентами. Но свои знания они приобретали не только в аудиториях и библиотеках, но больше среди черных рынков» [9]. Однако гораздо важнее не констатация «идентичности исторического опыта», а анализ реакции писателя на этот опыт.

Тема моей курсовой национальная проблематика в романе 3. Ленца «Урок немецкого» связан именно с этой эпохой. Я выбрала такую тему, потому что в этом романе речь идет о противостоянии нацизму со стороны немецкой культуры, немецкого духа и в то же время об опасности для культуры, для духа, которая исходит от уклада жизни как бы народного, но застывшего, окостеневшего, убежденного в собственной избранности, о потерянном поколении. Цель моей курсовой выяснить проблему национального характера, которая привела падению и потери опоры всей нации.

«О 3. Ленце и о его романе «Урок немецкого» написано очень много, так как его роман «Урок немецкого» не стал однодневкой просто случайным бестселлером, а надолго и прочно вошел в литературу страны, даже в литературу эпохи. Не из-за того, что там что-то отсутствовало, а по причине своей нравственной и художественной силы»....так пишет Д. Затонский в своей книге «Художественные ориентиры» [6].

Его роман знакомит нас с 3. Ленцем в его главном писательском облике, а именно с Ленцем, достигшим поры настоящей художественной зрелости. Во всяком случае он вполне оправдывает ту славу, которую принес своему автору роман, впервые сделав имя 3. Ленца широко известным за пределами его родины как имя мастера большой розы. Зигфрид Ленц является одним из выдающихся немецкоязычных писателей послевоенного времени. О нём не часто пишут в литературных рубриках газет, и, тем не менее, каждый его новый роман подтверждает популярность автора. Его романы «Урок немецкого» и «Краеведческий музей» изучают в школах, многие его произведения экранизированы. « В своих романах, рассказах, драмах и радиопьесах Ленц тематизирует проблему вины за прошлое и недостатки в современной Германии» - пишет Волькхарп Апп в своей статье о 3 Ленце [7].

Возможно вы искали - Реферат: Шляхи особистістного росту у підлітків

Смысл обращения 3. Ленца к нацистскому прошлому своей родины достаточно отчетливо обозначен уже названием романа, его прозрачной иносказательностью.

Как пишет И. Виноградов в своей статье «Ругбюльские уроки Зигги Йепсена»: «Для очень многих и многих поклонников новейшего этического релятивизма, весьма распространенного ныне на Западе, ситуация подобная той, которая показывает нам 3. Ленц в своем романе, послужила бы всего лишь иллюстрацией неизбежной, как они считают, множественности человеческих «правд», их принципиальной несоизмеримости друг с другом, их принципиального равноправия. 3. Ленц - и в этом мудрая зрелость и подлинный гуманизм его позиции - отстаивает нечто прямо противоположное. И не только эмоционально, различием своего отношения к ругбюльскому постовому, с одной стороны, и к художнику - с другой. Достоинство позиции 3. Ленца в этом романе в том, что он художественно доказывает безусловную общезначимость гуманистических критериев жизненной ориентации человека в мире» [4]. Как сказал сам 3. Ленц: «Первые газеты, свободные от лжи, я прочитал в лагере для военнопленных. И тогда возникла надежда на очищение» [7]. Роман «Урок немецкого» меня очень впечатлил. Когда я читала этот роман, то хотела понять - кто - же виноват во всей трагедии немецкой нации и кто несет ответственность за это происшествие? Я нашла ответ: оказалось, что виноват не один человек, а каждый человек, который повелся за нацистским режимом, не задумываясь о последствиях, ни о Родине, и даже ни о близком человека, что мы видим в романе З.Ленца. Я считаю, что не стоит искать виновных, а нужно искать помощи, очищения тем людям, которые соприкоснулись с фашистским режимом, но без понимания того, в чем виноват ты лично, невозможно покаяние нации.

1.Зигфрид Ленц.

Зигфрид Ленц родился в 1926, немецкий писатель, новеллист, драматург. Его перу принадлежат романы "Коршуны в небе" (1951), "Хлеба и зрелищ" (1959). "Урок немецкого" (1968), "Живой пример" (1973), "Краеведческий музей" (1978).

Он был призван в вермахт незадолго до разгрома гитлеризма. Ему пришлось около года прослужить в оккупированной фашистами Дании, весной 45-го он дезертировал из армии, но окопный опыт отпечатался в памяти на всю жизнь. Зигфрид Ленц после войны учился на филологическом факультете в Гамбургском университете, одновременно подрабатывая репортером. Некоторое время он преподавал в школе, к своей педагогической деятельности он будет позже неоднократно возвращаться, анализируя отношения ученика и учителя как одну из актуальных проблем в своем художественном творчестве.

Похожий материал - Реферат: Взрывы посольств США в Африке

В своих романах Ленцу удаётся придать эпический характер важным темам современности. Ленц убеждён, что «в нашем мире каждый художник знает о бесправии, о голоде, о преследованиях и об опасных мечтах». Поэтому свои требования к писателю он сформулировал так: «Я ожидаю от него некоторого сочувствия, справедливости и протеста». Тем самым, встаёт вопрос: может ли литература как-то повлиять на ход мировых событий? И вообще чего может добиться писатель в этом жестоком мире?

«Само собой разумеется, что ни одному писателю не удастся вызвать чувства миролюбия у людей или, сформулируем это более резко, власть имущих, решивших развязать войну. Вообще, надо признать, что воздействие литературы - в каком бы то ни было смысле - невозможно рассчитать. Это значит, что если ты выступаешь в защиту тех или иных убеждений, то не следует ожидать реального результата уже на следующий день. Я верю в постепенное, подспудное, практически не видимое воздействие литературы, выражающееся, среди прочего, в том, что нам удаётся заострить внимание на определённых проблемах. Уже одно это оправдывает существование литературы»[7].

Сравнивая, романы и новеллы Зигфрида Ленца с произведениями Г. Белля и Г. Грасса, следует признать, что он более традиционен, подчеркнуто, реалистичен и достоверен.

Его ценят, прежде всего, те читатели, которые привыкли в романах находить объективное отражение современной действительности. Он не склонен к сатирическим эскападам создателя романа «Глазами клоуна» и грассовским невероятным гротескам в «Жестяном барабане» или «Собачьих годах».

В первые послевоенные годы в Германии произошло повторное открытие американской классики XX в., ведь книги У. Фолкнера и Э. Хемингуэя находились почти два десятка лет под запретом. Неудивительно, что новая немецкая литература испытала воздействие заокеанской традиции. Зигфрид Ленц позаимствовал у автора повести «Старик и море» типажи героев, мужество которых раскрывается в борьбе с природной стихией или в спортивных ристалищах.

Очень интересно - Курсовая работа: Определение цены и объема производства при монополистической конкуренции 2

После появления ранних прозаических вещей 3. Ленца «Дуэль с тенью» (1953), «Человек в потоке» (1957), «Хлеба и зрелищ» (1959) критики дали ему прозвище «Юноша и море». Путь писателя к самобытности был не столь уж простым и быстрым. Успех пришел, когда Зигфрид Ленц открыл читателям места, знакомые ему с военных лет: это северное побережье Германии, граничащее с Данией, селенья в устье Эльбы, а излюбленным местом действия стал город Гамбург. Здесь же он нашел многих своих героев, у которых давным-давно переплелись скандинавские и германские корни, и выработался характер сдержанный, мужественный, отшлифованный многолетней привычной борьбой с морем за жизнь и землю. Вышедший в 1968 году роман «Урок немецкого» описывает конфликт между властью и искусством: где-то в провинции на севере Германии нацисты запрещают художнику творить, стараясь любыми способами добиться соблюдения запрета. Критика сначала не слишком благосклонно отнеслась к книге: Ленца упрекали в том, что он недостаточно широко отобразил варварство нацистской диктатуры, что, поместив своих героев в довольно спокойную провинцию, он как бы смягчил картину нацизма, что герои его романа довольно схематичны, что роману не достаёт аналитической глубины. Однако, перечитывая роман, замечаешь, с каким мастерством автор развивает свою реалистическую концепцию, с какой уверенностью он в нескольких мазках умеет описать скромный ландшафт, характеры своих героев, ситуации, в которых они оказываются.

2. Идейное содержание романа и раскрытие темы: национальная проблематика в романе «Урок немецкого»

Появление романа Зигфрида Ленца «Урок немецкого» (1968) стало крупным событием в литературной жизни Западной Германии. Ядро «Урока немецкого» - пространное сочинение на тему «Радость исполненного долга», которое несколько месяцев упрямо, по внутреннему императиву, неспешно пишет проштрафившийся несовершеннолетний преступник. Зигфрид Кай Иоганнес родился в памятном тридцать третьем году. Сын смотрителя самого северного полицейского участка Германии, где до сорок пятого года не слышно было ни выстрелов, ни взрывов, наблюдал особую войну сугубо местного значения. Ее вели двое бывших друзей детства: самый добросовестный немецкий полицейский и самый, быть может, талантливый художник Германии, который от агрессивного столичного шума решил укрыться в деревенской глуши. Сообразительный, глазастый Зигги втянулся в их распрю, интуитивно выбрал художника, помогая ему, прятал картины от отца, спасал их от огня. Незаметно эти кражи во спасение превратились в навязчивую воровскую страсть с узкой художественной специализацией. В конце концов, он оказался в колонии для трудновоспитуемых, где применяют суррогаты педагогики, прививают инстинкты подчинения и заодно учат вязать веники.

Поручив рассказывать Зигги, автор как будто отстранился, прикинулся лицом незаинтересованным. Это придало всему роману обаятельную интонацию объективной ироничности. Принудительное сочинительство шаржирует трагедию.

Отец Зигги - в деревне единственный и постоянный представитель власти. Обитатели деревни - все свои и близкие, они ловят рыбу или добывают торф, справляют праздники, а чаще поминки. Художник Макс Людвиг Нансен (его прототип - известный немецкий художник Эмиль Нольде), несмотря на когда-то завоеванное мировое признание, их деревенский уроженец, свой живописец края, общая, так сказать, местная достопримечательность. Реальная единственная акция государства, направленная в глухомань из Берлина, - категорическое запрещение художнику рисовать. Но для него это все равно, что перестать жить. Уникальный фашистский жест по-своему типичен именно в силу своей нелепости, циркулярной тенденции терзать и истреблять человека.

Вам будет интересно - Реферат: Проблемы перехода учреждений уголовно-исполнительной системы в ведение Министерства юстиции РФ

Драматическая сложность ситуации романа Ленца в том, что «главный преступник» - провинциальный полицейский - не столько даже преследователь, сколько сам жертва. Его положительная исконная добросовестность, привитое ему чувство долга извращены, вывернуты наизнанку. Привычка подчиняться вытеснила способность соображать. Произошла замена человека полицейским, так же как в других подобных миллионных случаях - солдатом, гестаповцем, надзирателем.

В романе идет сражение за «душу» мальчика, в которой все же одерживает вверх, не та слепая преданность, которую мы видим в отце, чувство прекрасного и свободного, олицетворяющиеся в его друге художнике.

Как же проявилась национальная проблема в романе? На этот вопрос ответить довольно таки сложно, Зиги Йепсен проведший большую часть своей молодости в колонии, по вине отца пытается осмыслить свое место и значение в этом мире... его главный противник это не начальник колонии, а его воспоминания, которые он ни как не может классифицировать.

Мы видим, его внутреннюю борьбу, в которой он не выходит не победителем, не проигравшим. В конце получив освобождение он не знает, что он будет делать с этой свободой... «Зигги не спешит покинуть колонию, хотя директор объявляет ему об освобождении. Что ждет его, навсегда связанного с ругбюльскими равнинами, осаждаемого воспоминаниями и знакомыми лицами? Потерпит он крушение или одержит победу — кто знает...»

Единственным собеседником и другом Зиги становится молодой врач-психолог Вольфганг Макенрот, который пытается понять юношу, что им движет и что он чувствует... он пытается помочь Зигги, обещая освободить его из колонии.

Похожий материал - Реферат: Эволюция представлений о культуре 2

В карцере перед Зигги восстают картины прошлого. Он видит все это уже не в первый раз, и пытается понять, почему так происходит... Сочинение на тему «Радости исполненного долга» дается ему куда сложнее... Так как с одной стороны, перед ним пример его отца, полицейского Йепсена, по долгу службы преследующего инакомыслящих в фашистской Германии. Йепсен, человек по-своему честный и искренний, с рвением исполняет "служебный долг"... А с другой стороны «баррикады» талантливейший художник Макс Людвиг Нансен... кого он предпочтет, кто окажет неизгладимое впечатление на юношу... на этот вопрос мы быстро находим ответ...

Зигфрид Ленц скрупулезно прослеживает, каким образом изменяется психология героя, в какой момент он перерождается под воздействием идеологии, отчего вирус нацизма поражает такое огромное количество людей, почему этот процесс имеет необратимый характер и почему человек предпочитает не задумываться о последствиях.

И так как же происходить борьба? Все начинается с того, что Зигги Йепсен, заключенный гамбургской колонии для несовершеннолетних, получает штрафной урок немецкого за несданное сочинение на тему «Радости исполненного долга». Сам Йозвиг, любимый надзиратель, провожает юношу в карцер, где ему предстоит «отомкнуть несгораемый шкаф воспоминаний и растолкать дремлющее прошлое». Ему видится отец, Йене Оле Йепсен, ругбюльский полицейский постовой с пустым, сухим лицом. Зигги возвращается к тому апрельскому утру 1943 г., когда отец в неизменной накидке выезжает на велосипеде в Блеекенварф, где живет его давний знакомый, художник Макс Людвиг Нансен, чтобы вручить полученный из Берлина приказ, запрещающий ему писать картины. Макс на восемь лет старше, ниже ростом и подвижнее Йенса. В дождь и вёдро он одет в серо-синий плащ и шляпу. Узнав, что полицейскому поручено следить за выполнением предписания, художник замечает: «Эти недоумки не понимают, что нельзя запретить рисовать... Они не знают, что существуют невидимые картины!» Зигги вспоминает, как десятилетним мальчишкой стал свидетелем подвохов и пакостей, «простых и замысловатых интриг и происков, какие рождала подозрительность полицейского» в адрес художника, и решает описать это в штрафных тетрадях, присоединив, по желанию учителя, радости, что достаются при исполнении долга.

Мне очень понравилась статья у И. Виноградова, где он очень хорошо характеризует героев и их жизненный смысл, в трудные военные годы.

К-во Просмотров: 82