Реферат: Невозвращение валюты: признаки совершения преступления и их оценка

Было бы нелогично привлекать к уголовной ответственности лиц, невозвращающих валюту в результате совершения операций неторгового характера.

Также полагаем, что в случае осуществления внешнеэкономических операций, которые не предусматривают оплату в денежной форме (например, бартер), нет оснований признавать предметом данного преступления невозвращение товаров либо ценностей, которые должен был получить в соответствии с заключенным контрактом резидент, так как диспозицией ст. 225 УК охватывается только валюта, а не какие-либо товарно-материальные ценности.

Ответственность индивидуального предпринимателя и должностного лица предприятия будет иметь место только при реальной возможности исполнения установленной обязанности по переводу валюты в уполномоченный банк. Такая возможность будет отсутствовать в случае, например, банкротства контрагента или банка; выбытия товара из владения белорусской стороны вследствие неправомерных действий органов или должностных лиц иностранного государства; уничтожения поставляемого товара вследствие аварии или действия непреодолимой силы и т.д. Таким образом, если обозначенной возможности у индивидуального предпринимателя или должностного лица юридического лица не было либо если возможность была и лицо воспользовалось ею, однако по независящим от него причинам валюта так и не была перечислена на счета в уполномоченном банке, то руководитель организации (должностное лицо) или индивидуальный предприниматель не могут нести уголовную ответственность за невозвращение валюты.

Если субъект, указанный в ст. 225 УК, заключает экспортную сделку, заранее зная, что валюта не будет возвращена и что он не будет иметь возможности распорядиться ею, то состав преступления будет иметь место.

Такого же рода подход применим к ситуациям, когда, например, лицо своевременно предъявляет банку платежное поручение о переводе иностранной валюты в республику, однако на счете валютные средства отсутствуют ввиду их нецелевого использования. Перевод валюты в отделения уполномоченных банков за границей не может рассматриваться как надлежащее выполнение обязанности по ее переводу, так как согласно ст. 225 УК валюту необходимо перечислить именно из-за границы.

Судебно-следственной практике известно множество различных способов невозвращения валюты из-за рубежа:

- валюта за поставленную продукцию зачисляется на специальные счета (номерные, закрытые) банков в странах с жесткой системой сохранения банковской тайны;

- часть валютной выручки зачисляется на закрытые банковские счета в зарубежных банковских учреждениях, а остальная часть валюты, без возвращения ее в республику, используется для закупки товаров и ввоза их в страну;

- намеренно занижаются цены на экспортируемую продукцию или сырье с последующей доплатой покупателем при получении товара и переводом разницы на счет отправителя в зарубежном банке;

- перевод валюты за рубеж в качестве предоплаты за якобы ожидаемую поставку продукции по заключенному контракту (при этом известно, что никаких поставок никто осуществлять не собирается, а переведенные средства будут поделены между участниками такой сделки);

- использование дочерних и оффшорных компаний, принадлежащих одному резиденту, где закупается товар или сырье, которые затем продаются за валюту своей же оффшорной компании по минимальной цене, после чего этот товар перепродается на мировом рынке по реальной цене, а полученная разница остается за рубежом;

- экспорт сырья под видом продукции для переработки, а также вывоз металлов и изделий из них под видом продуктов переработки ранее импортированного давальческого сырья;

- перевод валюты в страны с более высокой, чем в Республике Беларусь, банковской процентной ставкой посредством заключения фиктивных контрактов на закупку в этих странах товаров или сырья;

- договорное уменьшение денежных обязательств партнера-нерезидента путем проведения неравноценного зачисления встречных требований;

- заранее согласованные с иностранным контрагентом, приобретающим экспортируемый товар, действия по аннулированию аккредитива;

- предоставление заведомо ложных сведений о недобросовестности иностранного субъекта внешнеэкономической деятельности, который якобы не осуществил расчеты за поставленные товары (предоставленные услуги, выполненные работы);

- фиктивные выплаты штрафных санкций за якобы имевшееся нарушение договорных обязательств, документирование продажи товаров по сниженным ценам, тогда как в действительности такие цены были значительно выше. 3

Как следует из материалов уголовного дела, лес отправлялся в режиме экспорта по контрактам с тщательно оговоренными вопросами платежей, отгрузок, контроля качества товара и т.д. Валютная выручка по оплате за груз производилась однократно по предоплате за каждую партию леса, но не в полном объеме, а приблизительно на 70%. При этом по актам оценки "независимой" экспертной организации в стране нерезидента несоответствие качества и количества отгруженного леса в основном оценивалось на ту сумму, которая оставалась недополученной по каждой отгрузке. Характерно, что продавец, недополучая по каждой отправке значительные суммы, вел отгрузку леса и дальше, претензий не выставлял, принимал практически все рекламации покупателя по качеству леса. Руководители организации резидента надеялись, что непоступление валюты будет обосновано уполномоченным работником Министерства торговли по месту нахождения продавца. 4

Как правило, используя вышеперечисленные, а также иные способы совершения преступлений виновные лица преследуют цель придать невозвращению валюты из-за границы правомерный вид.

Однако не все способы невозвращения валюты могут быть квалифицированы по ст. 225 УК. Зачастую в уголовно-правовой литературе термин "невозвращение", используемый в ст. 225 УК, рассматривается как невыполнение должностным лицом юридического лица или индивидуальным предпринимателем обязанности по переводу валюты в установленные сроки на счет уполномоченного банка Республики Беларусь. 5

Уголовный закон в данном случае не требует, чтобы невозвращение из-за границы валюты носило тайный характер либо имело место сокрытие валютной выручки. Достаточно лишь самого факта невозвращения валюты из-за границы в установленные сроки.

Однако термин "невозвращение" таит в себе определенного рода опасность. Толкование смысла ст. 225 УК дает основания полагать, что речь идет о действиях, связанных с невозвращением валюты, которые состоят из двух этапов: сначала происходит вывоз (перечисление) валютных средств, а затем - их невозврат. 6 Основанием для такого понимания используемой в ст. 225 УК дефиниции может служить ст. 230 УК (Невозвращение на территорию Республики Беларусь историко-культурных ценностей), где также законодатель употребляет понятие "невозвращение". Однако здесь, в ст. 230 УК, в термин "невозвращение" вкладывается совсем иной смысл, чем в ст. 225 УК: невозвращение означает, что историко-культурные ценности вывезены за границу и не возвращены на территорию Республики Беларусь в соответствии с требованиями законодательства. К тому же, например, в сравнении со ст. 225 УК, при экспорте товаров вывозится именно товар, а "возвращаются" денежные средства.

Такое понимание "невозвращения" вряд ли будет приемлемо при характеристике объективной стороны ст. 225 УК. Обозначенная нами трактовка лишь частично соответствует истинному смыслу и предназначению ст. 225 УК. Таким образом, законодатель нарушил один из главных принципов правотворчества - однозначное употребление используемого термина.

Весьма своеобразен вопрос о моменте окончания данного преступления. В отечественной юридической литературе преступление, предусмотренное ст. 225 УК, принято считать оконченным с момента невыполнения обязанности по перечислению на счет уполномоченного банка Республики Беларусь валюты в особо крупном размере. Юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны обеспечить по внешнеэкономическим операциям поступление денежных средств от экспорта товаров (работ, услуг) не позднее 90 календарных дней с даты отгрузки товаров, выполнения работ, оказания услуг, а от экспорта по договорам комиссии товаров (работ, услуг), произведенных резидентами Республики Беларусь, - не позднее 180 календарных дней.

Можно сказать, что валюта будет считаться невозвращенной, если для конкретных валютных операций истекли сроки перечисления денежных средств. В данном случае последствие связано с бездействием должностного лица или индивидуального предпринимателя, то есть заключается в непоступлении на счет в уполномоченном банке валютных средств. Несмотря на то что по экспортным контрактам могут быть определены конкретные сроки зачисления валютной выручки зарубежным контрагентом, преступление, предусмотренное ст. 225 УК, следует считать оконченным тогда, когда валютные средства не вернулись в Республику Беларусь в установленные законодательством предельные сроки 7 (а это 90 или 180 дней).

Обязательным признаком данного преступления является место его совершения - территория иностранного государства. В то же время на практике не до конца разрешенным остается вопрос о квалификации действий лиц, которые "прокручивают" валютную выручку в пределах установленного законодательством срока ее возвращения, но все-таки перечисляют валюту на счет уполномоченного банка Республики Беларусь. Встречаются и такие ситуации, когда валюта возвращается в республику, однако не на банковский счет предприятия-экспортера, а другого субъекта хозяйствования. Если в первом случае имеет место незаконное пользование имуществом (ответственность для должностного лица может наступить согласно гл. 35 УК - преступление против интересов службы), то во втором, если до конца следовать букве закона, признаки состава преступления скорее будут иметь место, нежели отсутствовать.

Даже когда должностное лицо субъекта хозяйствования или индивидуальный предприниматель надлежащим образом не принимают мер к получению валюты от контрагента, не исполнившего импортный контракт и не вернувшего по этому контракту предоплату, можно усмотреть признаки состава преступления по ст. 225 УК, хотя, полагаем, данное утверждение не бесспорно.

Рассматриваемое преступление является длящимся (преступление начинается с момента совершения преступного действия или бездействия и оканчивается вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению преступления, либо наступления событий, препятствующих его совершению). Факт невозврата валюты не освобождает лицо от обязанности ее вернуть. Меры, направленные на возврат валютных средств, предпринятые лицом уже после истечения установленного срока их возвращения (например, после обнаружения правонарушения и возбуждения уголовного дела), не исключают факта совершения преступного деяния, установленного ст. 225 УК. Возвращение валюты в такой ситуации может быть лишь учтено судом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность.

Ныне уголовная ответственность за невозвращение валюты наступает только в том случае, если ее эквивалент в белорусских рублях является особо крупным, то есть в тысячу и более раз превышает размер установленной базовой величины. Размер невозвращенной валюты определяется исходя из курса рубля, который принят Национальным банком Республики Беларусь к соответствующей иностранной валюте. Учитывая то обстоятельство, что рассматриваемое преступление является длящимся, расчет суммы невозвращенной валюты следует производить именно на день завершения преступного состояния виновного лица.

К-во Просмотров: 2857