Реферат: Невозвращение валюты: признаки совершения преступления и их оценка

С., будучи руководителем одного из предприятий, утаил валютную выручку в результате совершенной сделки в размере 300 базовых величин. Через три месяца С. удалось скрыть валюту в сумме 400 базовых величин, а еще спустя пять месяцев по другой сделке С. не возвратил валюту в эквиваленте 450 базовых величин.

Представляется, что такие деяния вполне можно квалифицировать как продолжаемое преступление. В этой ситуации невыполнение обязанности, которая лежит на лице, заключается в умышленном нарушении требования о переводе денежных средств в установленный срок, а в случае доказанности единства умысла у лица на совершение всех этих преступлений ст. 225 УК подлежит прямому применению, и ущерб будет исчисляться путем суммирования всей невозвращенной валюты.

Рассматривая вопрос о субъекте совершения данного преступления, следует помнить, что если ранее таковым признавалось должностное лицо юридического лица, то сейчас к уголовной ответственности за невозвращение валюты будет привлекаться при наличии всех признаков совершения преступления и индивидуальный предприниматель.

Субъектом преступления является должностное лицо юридического лица, а не только руководитель организации. Часто имеют место ситуации, когда внешнеэкономический контракт подписывает не руководитель организации, а другие работники (заместители, финансовые директора, менеджеры и другие уполномоченные лица). Последние в случае подписания контракта и при наличии обязанности перечислить валюту в уполномоченный банк Республики Беларусь будут являться субъектом данного преступления, так как речь идет о должностном лице, признаки которого изложены в ч. 4 ст. 4 УК. То есть главным образом необходимо, чтобы соответствующее должностное лицо было наделено полномочиями по подписанию банковских, финансовых и других документов, получению и распределению валюты и т.д.

Прокурорско-следственной практике также известны случаи, когда валютно-экспортные операции совершаются через подставных лиц. При этом фактический руководитель, организовавший и возглавлявший данную операцию, остается в стороне. В таком случае его можно привлечь к ответственности в качестве организатора преступления (если доказана виновность должностного лица организации) либо признать исполнителем преступления, предусмотренного ст. 225 УК, как лицо, совершившее его посредством использования других лиц, не подлежащих в силу закона уголовной ответственности.

Невозвращение из-за границы валюты, подлежащей в соответствии с законодательством обязательному перечислению, и ее последующее хищение квалифицируется по совокупности преступлений: ст. 225 УК и ст. 210 УК (либо ст. 211 УК). Когда обязанность по перечислению валюты не выполняется и с этой целью лицо открывает счета за пределами Республики Беларусь, данные действия надлежит квалифицировать по ст. 225 УК и ст. 224 УК (Незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь). Это возможно при условии, что субъект ранее в течение года привлекался к административной ответственности за незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь.

Что касается отношения лица к совершенному деянию, то оно может быть неоднозначным. Обычно уголовная ответственность за невозвращение из-за границы валюты наступает только при наличии прямого умысла у виновного лица. При этом на практике не имеет значения, когда такой умысел возник - до заключения внешнеторговой сделки или в процессе ее осуществления. 8 Должностное лицо юридического лица или индивидуальный предприниматель, отдавая распоряжение не зачислять валютные средства на соответствующий счет в уполномоченном банке, понимают, что именно таким образом они нарушают законодательство, даже если затем эти средства используются для приобретения товаров, которые в последующем ввозятся в республику.

Однако сам факт неперечисления в установленные сроки валюты на счета в уполномоченном банке не свидетельствует о наличии в действиях индивидуального предпринимателя или должностного лица состава преступления. Это может являться следствием недобросовестности зарубежного партнера, изменения конъюнктуры рынка или котировок валют, различных форс-мажорных обстоятельств. Доказывание вины специального субъекта данного преступления является обязанностью следственных органов и представляет собой немалую сложность. 9

Руководитель коммерческой организации С., истратив на расчеты с различными зарубежными организациями валютные средства, полученные им от экспорта древесины, в установленные сроки в уполномоченный банк их не перечислил. На предварительном следствии С. заявил, что не хотел нарушать валютное законодательство, специальных мер к утаиванию валюты не принимал, а просто, не задумываясь о последствиях, вложил деньги в бизнес-проекты. 10

Последние достижения в теории и практике по данному вопросу позволяют говорить о наличии у лица умысла не возвращать валюту в установленные сроки исходя из совершения следующих действий:

Однако нередко невозвращение валюты в Республику Беларусь связано, как уже отмечалось, с незнанием участниками внешнеэкономической деятельности всех положений международного законодательства. В этом усматривается небрежное отношение их к совершаемым действиям.

Об отсутствии умысла невозвратить валюту в уполномоченный банк могут свидетельствовать различные обстоятельства: проверка субъектом внешнеэкономической деятельности надежности и деловой репутации зарубежного партнера; ведение претензионной работы в случае ненадлежащего исполнения контрагентом принятых обязательств; обращение в судебные органы с требованием понудить контрагента к исполнению обязательства; использование таких форм расчетов по договорам, которые исключают возможность невозвращения валюты; валютная выручка резиденту не поступила вследствие зачисления встречного однородного требования и т.д.

В большинстве случаев мотивы и цели совершения данного преступления значения не имеют. Они могут быть различными: ложно понятые интересы предприятия-резидента, избежание обязательной продажи валютной выручки, прикрытие незаконной деятельности, получение должностным лицом различных выгод имущественного и неимущественного характера и т.д. Вследствие этого выяснение возможностей специального субъекта преступления (ст. 225 УК) может существенным образом изменить степень общественной опасности совершаемого преступления.

Например, в случае когда лицо не возвращает валютную выручку и преследует цель покупки нового современного оборудования для своего предприятия за рубежом, оно все равно возвращает капитал в республику, но уже в другой форме. А если лицо не возвращает валюту и имеет иные намерения (например, приобрести в собственность недвижимость за границей), то оно виновно в совершении преступления, предусмотренного ст. 225 УК, а также имеет корыстную цель.

Согласитесь, разница между первым и вторым примерами существенна. Оба случая содержат все признаки преступления, хотя второе преступление само по себе представляет большую опасность и вредность для общества и государства. Несмотря на это, ответственность для обоих виновных лиц наступит по одной и той же части статьи УК.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

а) статья 225 УК призвана охранять общественные отношения, обеспечивающие стабильность валютного рынка и финансовые интересы государства;

б) используемое законодателем определение объективной стороны состава преступления - "невозвращение" - требует корректировки либо замены;

в) необходимо расширить предмет преступления ст. 225 УК и не ограничивать его только невозвращением валюты;

г) нужно усилить ответственность для лиц, не возвращающих валюту из корыстных побуждений.

По сути, включение ст. 225 УК в гл. 25 "Преступления против порядка осуществления экономической деятельности" связано с попыткой обнаружения присущего экономическим преступлениям имущественного вреда. Однако рассматриваемый в данном материале вред скорее не связан с прямым имущественным ущербом, а выступает в виде недополучения должного дохода надлежащим субъектом.

Не следует забывать, что распоряжение правом собственности принадлежит исключительно самому собственнику. 11 Точно так же и государство вправе распоряжаться своей собственностью, но не собственностью индивидуального предпринимателя или юридического лица, заметим, собственностью частной. Вряд ли в этой ситуации обязанность перечислять валютные средства из-за границы должна подкрепляться нормой уголовного закона. Безусловно, всем известны проблемы утечки капитала за рубеж и то, что оценка надежности банковских вложений влияет на реальное движение капитала. Однако регулирование подобного рода отношений посредством установления уголовной репрессии не является эффективной и целесообразной мерой.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть: учеб. пособие / Под ред. Н. А. Бабия и И. О. Грунтова. Мн., 2002. С. 325.

2. Калинин И. Невозвращение из-за границы иностранной валюты как состав преступления // БНПИ. 2003. № 11. С. 31; Гармаев Ю.П. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (уголовно-правовая, криминалистическая и оперативно-розыскная характеристика). М., 2001. С. 19.

3. Ларичев В.Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. М., 1996. С. 136-139; Гутурова Н.А. Преступления в сфере хозяйственной деятельности. Харьков, 2003. С. 80.

4 Гармаев Ю.П. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (уголовно-правовая, криминалистическая и оперативно-розыскная характеристика). М., 2001. С. 53.

5 Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть / Под общ. ред. А.И. Лукашова. Мн., 2001. С. 246; Баяхчев В.Г. Уголовная ответственность за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте // Законодательство. 1999. № 12. С. 65.

6 См.: Михайлов В.И., Федоров А.В. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте // Законодательство. 2000. № 7. С. 56.

7 См.: Пастухов И., Яни П. Невозвращение валюты из-за границы: проблемы квалификации // Законность. 1999. № 5. С.11-16.

К-во Просмотров: 2827