Реферат: О. Шпенглер "Философия политики"

В чем же истоки возникновения партий? Ответом на этот вопрос может послужить её рассмотрение со стороны “расы”. Демократия зародилась и развилась благодаря тому, что её поставили себе на службу “подлинные властительные натуры, для которых народ не более чем объект, а идеалы не более чем средства, как ни мало они зачастую сознавали это сами”. Приемы, которыми пользуются демократы, применяются к массам в виде изощренной дипломатии, без разбора частных мнений, но апеллируя к спутанным впечатлениям и умозаключениям толпы. Парадокс заключается в том, что “для пути демократии в высшей степени характерно то, что авторы популистских конституций никогда даже и не подозревали о фактическом действии своих прожектов”.

2.2 Выборы

Идеалистическое представление о демократических выборах не делает допущения, что они проводятся под организованным руководством, действующим на благо своих же интересов и “пропорционально деньгам”, имеющимся в его распоряжении. Но поскольку оно есть, выборы выполняют лишь роль цензуры, которая применяется толпой к единичным организациям.

Исключительно теорией является также и провозглашамое конституцией право масс определять своих представителей: на деле каждая развитая организация пополняет сама себя.

Массы не имеют никакого действительного права выбирать даже между партиями, потому что последние используют все свои средства – не только деньги, но и, с их помощью, все средства духовного воздействия, которые формируют мнение отдельного человека его представление о каждой отдельно взятой партии (“между тем как сами партии, с другой стороны, посредством находящихся в их распоряжении должностей, влияния и законов муштруют племя своих безусловных приверженцев ”).

“Право народа на самоопределение” – не более чем слова, давно утратившие под собой основание.

Шпенглер связывает это с тем, что демократия уничтожает сословное и профессиональное органическое деление, а это, в свою очередь, делает избирателей бесформенной, беспомощной массой, которую партии используют в качестве “общественного мнения” для борьбы с друг другом: “навязывают толпе собственную волю и методами, остающимися в итоге незримыми и непонятными толпе, ведут меж собой борьбу за господство”.

2.3 Деньги. Судебная система

С самого начала “на демократической почве конституционные права без денег - ничто, с деньгами же – все”. В политике деньги ходят в обращении не как металл, передаваемый из рук в руки - они сами преобразуются в направляющую силу и определяют своим количеством интенсивность обработки умов.

Деньги правят не только в качестве умело завуалированных “демократических свобод”, но полностью пронизывают всю судебную систему: “демократические обвинители в Афинах имели обыкновение в конце своей речи обращать внимание присяжных из народа на то, что оправдательный приговор, вынесенный богатому ответчику, лишит их гонораров за процесс”.

У истоков демократии суды – это своего рода театрализованное представление с одаренными ораторами, которые, являясь противниками на судебном процессе, однако, были связаны вполне недвусмысленными отношениями взяток, согласованных решений и заранее подготовленных приговоров (вплоть до их исполнения); таким образом, правосудие изначально становилось инструментом политической борьбы.

Римская модель управления, в том числе и суды, осуществляла эти меры – демонстраций и главенства прав – в адрес народа, чтобы “принудить их воспользоваться своими правами именно так, как было желательно”.

Европейско-американская политика пошла дальше: с помощью денег она создала “силовое поле духовных и денежных напряжений”, в которое каждый отдельный человек включается, не сознавая этого, и начинает жить согласно внушенным целям, нужным некой личности, господствующей “где-то”.

2.4 Пресса

“Некогда запрещалось иметь смелость мыслить самостоятельно; теперь это разрешено, однако способность к тому утрачена”.

Пресса становится третьим измерением, пафосным обращением власти с народом – никакого индивидуального общения: «пресса и связанные с ней электрослужбы новостей держат бодрствование целых народов и континентов под отупляющим ураганным огнем фраз, лозунгов, воззрений, сцен, чувств день за днем, год за годом, так что всякое «я» делается чистой функцией колоссального духовного ”нечто”».

Книгопечатание и порох – оба они были изобретены благодаря техническому мышлению, и стали двумя великими средствами для техники дальнодействия. Так, оба они становятся опасным оружием: печатное слово - сильнейший инструмент и “чудовищное оружие” в руках того, кто умеет с ними обращаться. Люди до такой степени безоружны под воздействием всей этой “духовной артиллерии”, что личность потеряла способность здраво взглянуть со стороны на то, что происходит. Одним из главных преимуществ демократии в её стремлении к власти является то, что сам объект воздействия мнит, будто свободен и его мнение – продукт его собственной воли.

Пресса также занижает, а то и вовсе исключает значение книг в жизни и развитии каждого отдельного человека. В то время как книга – это всегда личностное выражение, проповедь и газета, пришедшие ей на смену в умах современных людей, всегда преследую внеличностные цели. Книга изобилует пищей для ума, принуждающей мышление к выбору и критике; газета формирует готовые мнения и внедряет их, проникая с газетами и сообщениями в каждый дом.

В глазах толпы истина как таковая становится истиной момента, “которая лишь и имеет значение в фактичном мире действий и успехов” и которую мир прессы создает, исходя из своих насущных целей: “три недели работы прессы - и весь мир познал истину ”. Истина для толпы – это то, что наиболее часто и повсеместно повторяется.

Античная риторика тоже не ставила своей целью содержание, её приоритетом было впечатление, но “динамика прессы желает долговременных воздействий; <…> она желает держать умы под прессом постоянно”. Общественное мнение в таких условиях становится магнитной стрелкой, которую тянет в поле с большей денежной силой и/или властью.

Все эти процессы прямо пропорциональны степени демократизации конкретного общества, и “более чудовищной сатиры на свободу мысли нельзя себе представить”. Свобода мысли по существу означает “я волен думать и высказываться согласно собственным представлениям”, но пресса оставляет за собой право “приговорить” любую истину, задавить её либо сформированным [прессой] общественным мнением, либо впрямую.

Свобода, за которую боролась буржуазия, наконец получена толпой; однако толпа, которая не осознает своей зависимости, оказывается в ещё более опасной ловушке.

Прикрытая диктатура партий опирается на диктатуру прессы, где с помощью денег делаются попытки “вырвать толпы читателей и целые народы из-под чужого влияния и подчинить их собственной духовной муштре”.

2.5“Приговор” демократии

Шпенглер относится скептически к многочисленным социально-политическим теориям, которые получают широкое распространение в эпоху демократии. Появление таких теорий говорит о распространении в эту эпоху рационализма или, как его называет Шпенглер, «религии образованных». Теоретические выкладки различных учений, по мнению Шпенглера, не влияют на политический процесс, как и вопрос об их истинности или ложности. Для политики важны лишь лозунги, которые вытекают из теорий, ибо эти лозунги обладают мобилизующей силой и способны воздействовать на массы.

Демократия обречена на умирание из-за того, что вся её атрибутика, весь залог её существования вырождается, превращается в комедию – и чем больше они демонстрируются и утрируются, тем меньше значат на деле. “Теперь, когда политика денег становится невыносимой”, демократия с их помощью уничтожает саму себя: «традиция и личность потеряли свое непосредственное влияние и каждая идея, чтобы быть реализованной, вначале должна быть осмыслена в категориях денег». К тому же сводятся все средства, которыми единственно возможно реализуются так называемые демократические принципы и свободы. Отсюда, исходя из определения рабства как формы навязанного рабочего договора, следует вывод, что любой служащий в эпоху либеральных практиков находится нередко в гораздо более тяжёлой зависимости и пользуется меньшим уважением, чем те рабы, которых так пытались освободить либеральные идеалисты.

Единственное “спасение” от демократического краха для стран, культур и народов, Шпенглер видит в возвращении внутреннего аристократизма, благородной традиции, сознательности и чести каждого отдельно взятого человека: “именно поэтому ныне разворачивается решающая схватка между демократией и цезаризмом, между ведущими силами диктаторской капиталистической экономики и чисто политической волей Цезарей к порядку”.“Силы крови”, вытесненные рационализмом больших городов, представляют в глазах Шпенглера бо льшее благо, чем расчеты и методы исчерпавшего себя капиталистического мира.


Заключение

Согласно Шпенглеру, получается, что либеральное разрушение традиции — это война культуры и цивилизации, всё чаще приводящая к сходу «освобождённых» наций со сцены – и «не в пользу вечного мира, а в пользу других наций», что неизменно превращает их в объект чужой политики.

Другим итогом либеральной демократии стало отнюдь не правление народа, а воля отдельных личностей, выдвинувшихся благодаря деньгам и прессе. Парламентаризм скорым шагом приближается к той роли, которую он сам готовил монархиям, так как центр тяжести большой политики перераспределяется на частные круги. А это, заключает Шпенглер, «есть переход … к цезаризму». То есть закономерным итогом «прав» и «свобод» становится перераспределение власти от традиционных сословий — духовенства и знати, к воротилам финансового мира, с последующим закрепощением мысли и действия.

Все, что Шпенглер осмысливал на рубеже XIX-XX веков, выглядит очень современным; его пристрастный анализ сущности демократии, исходя из закономерностей развития и ведения политики, характеризует её как разрушительный и тупиковый путь развития и общества, и каждой отдельно взятой личности. Вероятно, Шпенглер видел и положительные черты демократии, однако они оказались незначительными по сравнению с тем, что демократия как практика несет человечеству.


Список использованной литературы

1. Шпенглер О. Закат Западного мира: Очерки морфологии мировой истории: В 2т., Т.2. Всемирно-исторические перспективы/Пер.с нем. И.И. Маханькова. – М.: Академический Проект, 2009. – 764с. – (Социокультурные технологии)


[1] С. 466

[2] С.465

К-во Просмотров: 562
Бесплатно скачать Реферат: О. Шпенглер &quot;Философия политики&quot;