Реферат: Особенности формирования личности в условиях балансирования на грани жизни и смерти

Бут Ольга Юрьевна

Безгранично горе матери, потерявшей ребенка. Невыразимая боль ее имеет совсем иное качество нежели скорбь прощания, которую испытываем мы, провожая в последний путь человека зрелого. Будто кто-то сломил веточку с единственной цветочной почкой. Не распустится увядший цветок и не даст семян будущей жизни, подвергая сомнению всякий смысл существования.

“ Кто же погубил цветок ? — спросите вы. — Человек ? ” Может быть. И вы, по большому счету, вправе оправдать этого человека или равнодушно заметить: “На все есть воля Божья.” Но многие из вас осудят такую жестокость. И ваша реакция будет исходить из той морали, которая заложена в вас. Мораль определяется обществом и регулируется путем духовного воздействия (общественная оценка, осуждение или одобрение). В ходе истории нравственные требования постепенно возрастали, и теперь общество претендует называться гуманным. Поэтому, приоткрыв дверцу прошлого, мы сочтем возмутительным уничтожение хилых детей ради выживания более сильных, гибель невинных созданий под лезвием жертвенного ножа, распоряжение одного человека жизнью другого. А для наших далеких предков это было вполне нормально, также как для животных законы естественного отбора. Порой политика целых государств была поистине аморальной. Переход к новому уровню нравственности мог происходить лишь путем духовного роста значительной части населения, чаще всего в результате революционных преобразований, требующих аккумуляции огромного потенциала с последующей трансформирующей разрядкой.

Тем не менее вернемся к “сломанной веточке”. Что если причиной страданий является событие, неподвластное человеческой воле, какой-нибудь очередной “ураган”? О какой морали тогда пойдет речь? Высшая несправедливость. Миллионы детей умирают от голода, рака, инфекционных заболеваний. Как возможно, чтобы само отрицание смерти отрицало жизнь? В соответствии с данными, полученными при исследовании холотропных состояний, этот парадокс отражает глубокую сущность Вселенной, противоречие, лежащее в основе творческого процесса. Взаимодействие полярных противоположностей порождает бесчисленное множество проявлений единой творческой сущности. Ненависть, жестокость, лишения и страдания — необходимая сторона миропорядка, инструмент самопознания и неотъемлемая часть Абсолюта. Выражение творящей силы не однозначно и противоречиво. Больной, зараженный инфекцией, тождественен бактериям, вызвавшим заболевание, и врачу, который лечит его.4 С одной стороны, Абсолютное Сознание — нечто безличное, надиндивидуальное, сама творческая стихия, священный огонь, безжалостный ко всему бренному. С другой стороны ему противопоставляется земное, женское, материнское. Эти начала одновременно противоположны и родственны. Именно человек осуществляет чудо преображения, преодолевая физическую реальность. И он же отрицает холодную вечность, безжизненное бессмертие идеального.

Поэтому проблема нравственности творческого принципа огромна и трудноразрешима. Мы не можем уничтожить Зло во вселенском масштабе, но способны найти адекватные пути выхода для деструктивных сил. То, как мы видим себя в значительной мере определяет нашу роль в космическом сценарии.

Возможно вы искали - Реферат: Креативная образовательная среда на основе информационных и телекоммуникационных технологий как фактор саморазвития личности

В живом организме непрерывно протекают противоположные биологические процессы: роста и разрушения, размножения и гибели. То есть все живые существа так или иначе соприкасаются с фактом бренности бытия. Сознание неизбежности смерти неуловимо присутствует в каждом миге человеческой жизни. Поэтому индивид характеризуется потребностью быть личностью. Личность не сводится к представленности ее в теле, а продолжается в других людях, и со смертью индивида личность “полностью” не умирает. Превращение дитя в зрелую самостоятельную личность, готовую к продолжению себя, происходит через ряд последовательных фаз развития: адаптация, индивидуализация, интеграция.16 Всякий раз, когда социальная ситуация существенно преобразуется, личность претерпевает значительные изменения, подчиненные той же последовательности фаз. Человеку снова приходится утверждаться в жизненной позиции, возникают новые противоречия, которые усложняют процесс становления личности.

Накопленные эмпирические данные свидетельствуют, что переживание умирания и приближение смерти оказывает существенное влияние на личность человека, вплоть до переосмысления его мировоззрения. Клиническая смерть может привести к лучшему эмоциональному и физическому функционированию, большей степени самореализации, а также более гармоничному приспособлению к процессу жизни. Соприкосновение с мимолетностью физического, но неуничтожимостью личностного ведет к духовной трансформации, переоценке ценностей, осмыслению направленности вектора личности. Чувство духовного возрождения связывается с новым способом восприятия мира и жизни в нем. Интеграция в человеческом обществе не является пределом, это только одна из сторон интеграции во всем сущем.

В этом смысле рассмотрение динамики личности приобретает особый интерес в случае недостаточной зрелости личности, например у детей, когда тяжелое заболевание прерывает и вносит свои коррективы в нормальное развитие. Тем более, что возросшая за последние десятилетия ценность жизни ребенка приводит к необходимости обращать внимание на переживания детей перед лицом смерти.

Любой человек, оказавшийся перед фактом смертельной болезни, ощущает себя оторванным от мира, потерянным существом. По мере ухудшения состояния он последовательно переживает отторжение и изоляцию, гнев, попытки что-то выторговать (проявление “цепляния” за жизнь); депрессию (когда попытки выжить заканчиваются неудачей); признание неизбежности ухода из жизни (по Кюблер-Росс).2 Ему предстоит принять факт близкой кончины, осознать себя в процессе смерти-возрождения и только, разрешив возникшие противоречия, он может интегрироваться в новой форме на более высоком уровне. В ходе длительного и мучительного процесса умирания при неизлечимом заболевании взрослый человек вынужден постоянно переосмысливать свою жизненную позицию по мере приближения к смерти. Нарушение нормальной сменяемости этапов формирования личности, наличие нерешенных возрастных противоречий и, как следствие, неустойчивая персонализация в рамках определенной общности может стать причиной страха смерти.

Поэтому для умирающего важно создать условия, в которых у него была бы возможность “прожить” свою жизнь заново, найдя оптимальное решение накопившимся проблемам. Огромное внимание должно отводиться межличностным отношениям умирающего с членами семьи и медицинским персоналом. Задача медперсонала и родных заключается в сохранении открытых, теплых отношений с умирающим, убеждении его в значимости каждого момента жизни и работе, направленной на достойное принятие смерти. Отрицание, избегание, перекосы, механическое разыгрывание ролей, подавание пустых надежд и лицемерие с благими целями могут приводить к еще большему усугублению положения больного. Часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда медперсонал, члены семьи и сам больной знают и диагноз, и вероятный исход болезни, но продолжают играть в прятки с целью “оградить” друг друга. Обман пациента, как правило, мешает созданию необходимой для умирающего атмосферы, и человек не имеет возможности проработать и таким образом избавиться от “неудавшихся” моментов своей биографии, что необходимо для сохранения личностной целостности, противостояния энтропии. Смерть пациента при таких обстоятельствах приводит родственников и даже медперсонал в состояние фрустрации и ощущения вины.

Похожий материал - Реферат: Гештальт-психология

Несмотря на то, что фатально больной дошкольник, не имеет свойственного взрослому представления о смерти, его фантазии могут провоцировать глубокую тревогу и душевные страдания. Детей с шести лет практически не возможно обмануть во всем, что касается их болезни. Исследование этих детей с помощью прожективной техники позволило выявить их знания о приближающейся смерти, тяжелых изменениях в организме (Crase D. R., 1975).12 Большинство из них не задает прямых вопросов о смерти, но обсуждает свое заболевание косвенно. Им очень трудно с родителями, которые пытаются скрыть от них тяжесть заболевания и свои тревоги в связи с этим. Детские переживания, страхи, чувство изоляции и покинутости будут резко возрастать.

Если противоречие между потребностью индивида быть максимально представленным в других людях и заинтересованностью в нём общества осталось не преодолённым, то личность особенно остро переживает депрессию, сменяющуюся попытками “зацепиться” за жизнь. Личность, застрявшая на этапе индивидуализации (проявлением чего является резко выраженный эгоцентризм) или застигнутая на этом этапе в ходе нормального развития (подростковый возраст) характеризуется высокой степенью обиды и гнева. Болезнь может восприниматься подростком как акт мести, направленный на общность, не желающую принять его индивидуальность в полном объеме. Сочувствие в таком случае дает неадекватную реакцию. Фаза “цепляния за жизнь” носит форму самосожаления, попыток хоть чем-то возместить несбывшиеся мечты. После депрессии, вызванной невозможностью получить большую часть удовольствий от жизни, подросток выходит на признание себя в системе понятий жизни и смерти.

Отношение ребенка к неизлечимой болезни и смерти меняется в соответствии с возрастом. Необходимо учитывать уровень развития познавательных, эмоциональных и волевых качеств, которые отражаются на самосознании растущего человека.

К сожалению, в литературе представлены весьма скудные сведения относительно раннего детского возраста. Тем не менее, учитывая данные возрастной психологии, можно с уверенностью говорить, что младенец в течение первых двух лет не способен воспринять смерть как идею, так как превербальная стадия познавательного развития не позволяет формулировать понятия. А поскольку организм очень чувствителен ко всякого рода воздействиям, очевидно общее замедление развития. Типичная периодизация в ходе умирания отсутствует. Эмоциональное состояние связано с первым психологическим кризисом (по Э. Эриксону) — базисное доверие - недоверие и целиком определяется общением ребенка со взрослыми людьми, в первую очередь матерью. Отделение от матери приводит к тревоге, страху или депрессии. Ребенок очень хорошо чувствует душевное состояние ухаживающих за ним. Так, после появления у матери фобического состояния 9 мес. ребенок, страдающий лейкемией, стал раздражительным и отчужденным, перестал гулить, в постели лежал отвернувшись к стене и натянув одеяло на голову. Хотя ранее он живо реагировал на членов семьи и часть мед. персонала (Glider R., Buschman P., 1980).13

Возможно, поведение младенцев объясняется их связью с миром через мать и одновременно еще не утраченным единством со всем сущим. Как известно, в процессе появления на свет переживания плода сменяются через ряд стадий от ощущения тождественности космосу к смерти - новому рождению. Особый набор интенсивных эмоций и чувств оставляют в бессознательном психики глубокие отпечатки, которые играют важную роль в дальнейшей жизни индивида. Это предличностный уровень. Как маленькая личность ребенок начинает вести себя только с трехлетнего возраста. Момент смерти включает мгновенное освобождение от всех установок личности, сформированных в единый комплекс в ходе предшествующих переживаний. Отсюда становится ясным, что зачаточное состояние личности делает ненужным предсмертное формирование. Младенец живет настоящим.

Очень интересно - Реферат: Определение лидерства: дайте четкий ответ на вопрос «кто здесь главный?»

В дошкольном возрасте ребенок все еще не соотносит собственное “я” и понятие смерти. Для большинства детей смерть не является пугающим событием. Ребенок не принимает сам факт физической смерти как необратимое уничтожение. Он уверен, что умершая собака, например, будет приходить к нему, и он сможет с ней видеться хотя бы во сне. Болезни воспринимаются обычно как наказание за непослушание и сопровождаются обострением чувства вины.

На определенном этапе ребенок проходит кризис самостоятельности, когда возможности “я сам” исчерпываются и осознается необходимость участия посторонних, то есть растет потребность в общении. Поэтому страх смерти может быть обусловлен боязнью одиночества.

Вся “эпоха детства”, включая младший школьный возраст, характеризуется преобладанием адаптации формирующейся личности, активным усвоением действующих в обществе норм, стремлением “быть как все”. Переживание ребенком собственной болезни и возможной смерти определяется реакцией родителей, медперсонала, окружающих людей. Как и любым другим эмоциям и переживаниям, ребенок учится отношению к смерти. При соответствующих обстоятельствах он способен управлять своими страхами, подобно взрослым, используя различные формы психологической защиты. Имеет значение роль ребёнка в семье. Нередко наблюдаются попытки выпросить что-либо, то есть болезнь является средством привлечения внимания к себе как к личности.

Анализ статьи “Сашенька” из журнала “Человек” (1992), где отец описывает последний год жизни 9-ти летней дочери, страдающей раковой опухолью, показал, что в ходе приближения смерти детям свойственны типичные для умирающего специфические эмоциональные реакции и отношения. Но характерные фазы умирания не имеют четкой последовательности.

Период отторжения и изоляции определяется примерно на 8-м месяце болезни (вторая атака): “Саша всегда столь живой, остроумный, откликающийся на все ребенок, равнодушно скользила по никогда не виданному ей дотоле изобилию вкусной пищи. Это все настоящее? — только и спросила она.” (№5, стр.108). Однако в дальнейшем развитии событий наблюдается явное отклонение от типичной схемы. Это череда коротких облегчений, сопровождающихся осознанием, что “сейчас силы есть, а завтра их может не быть”, и новых атак болезни, вырывающих отчаянное недоумение: “Зачем такой маленькой все это терпеть?” — многократное чередование фаз депрессии и “цепляния” за жизнь. (№5, стр. 113-122). На одиннадцатом месяце болезни Сашенька стала говорить, что станет душой и будет смотреть на родителей сверху. “И говорила так убедительно, ясно, словно это было не желание, предположение, а знание.” “На фоне всех ее страданий, криков, обиды и боли вдруг прорывалось спокойствие и отрешенность.” Так потихоньку Саша подбиралась к понятию смерти. Здесь мы уже видим признаки последней фазы процесса умирания. Но было не только смирение, шла “постоянная борьба, не покидало желание выздороветь, понять причину происходящего, надежда на его временность и возможность изменения к лучшему.” “Потом опять отчаяние, агрессия, усталость”, то есть процесс повторяется.

Вам будет интересно - Реферат: Депрессия, тревожные расстройства и агрессия

После очередной инъекции, перенесенной с большим трудом, девочка погрузилась в воспоминания, “развертывая всю свою болезнь и положение вокруг болезни с поразительной взрослой четкостью.” При этом она громко причитала и плакала. (№6, стр. 117-120). Согласно Русселу Нойесу, профессору психиатрии Университета штата Айова, возврат к воспоминаниям о прошедшем может являться следствием утраты сознанием возможности ориентироваться в будущем. Нойес подчеркнул значимость того уникального взгляда на жизнь, к которому приводит обзор жизни. К моменту смерти существование индивида становится завершенной и неизменной структурой. Умирающие, переживающие заключительный обзор, постигают трансцендентное значение факта своего существования и включают его в мировой порядок. Из происшедшего обзора жизни, как правило, естественным образом вытекает заключительная стадия трансцендентности.3 В данном случае нахлынувшие воспоминания не следует расценивать как отдельную стадию, это не завершающий обзор, а следствие общей тенденции к уменьшению представленности в будущем в связи с неотвратимой кончиной. Процесс не может быть завершен, ибо имеется огромный нереализованный потенциал, который стремится захватить недостающие составляющие для построения цельной личности. И это стремление прослеживается в течение всего предсмертного периода, в отличие от взрослого человека, в переживаниях которого преобладает оформление личности.

Едва полегчало, Саше захотелось музыки, смотреть телевизор, играть с котенком (не отпускает жизнь). Когда принесли котенка, она “обрадовалась скорее вежливо, чем непосредственно”, — начинается новый цикл. Спустя несколько суток агрессия, направленная на себя: “Ругается, ворчит”. Типичное проявление фазы гнева. Тем не менее приступы гнева перемежаются с усталостью и отчаянием.

И вот за 2-е суток до смерти она поет песню — своеобразное прощание и пророчество, “как внушение свыше, итог, черта.” Она пела, что наступит смерть, плакать не надо, прилетит Ангел и возьмет ее, но она всегда будет здесь с мамой, папой и сестрой. Затем был отчётливый день “желания и хотения”: “При всей недетской мудрости ее души, при всей ее готовности к встрече с Господом — она жаждала ходить, хотела улучшения, воздуха, хотя бы щелочки для проветривания болезни”. Даже теперь мы не наблюдаем пассивного принятия смерти, осознания завершенности. А в следующую ночь все случилось как пела Сашенька накануне. (№6, стр. 121-129).

Поражает внутренняя сила, с которой девочка противостояла атакам болезни. Во время каждого малейшего улучшения она не переставала надеяться, что болезнь больше не вернется, что боль наконец-то выболела и жизнь продолжается. Источник такой стойкости маленького человечка становится очевидным при прочтении любого отрывка статьи. Родители создали все условия, чтобы их дочь не просто лечилась, считая дни, а жила полноценной жизнью. Слова статьи буквально излучают горячие родительские чувства. “Конечно она отчаивалась, роптала, злилась порой. А какой бы взрослый и сильный не отчаивался на ее месте? Но то мужество и ясность, которые сияли, прорывались сквозь тьму отчаяния, были поразительны. И я не только как отец, но как человек, как верующий, благоговею перед этим светом ”, - говорит отец Сашеньки. (№6, стр. 118). Глубокая вера и неустанная борьба за каждую минуту жизни, каждый момент, отодвигающий смерть стали “членами семьи” умирающей девочки.

“Мудрость, говорят, есть кристаллизованное, спрессованное страдание”. — Отец отмечает, что многие постижения и восприятия Саши были поразительны и звучали как прозрения. (№6, стр. 120)

Похожий материал - Реферат: Шесть стилей жизни

Во время психологической борьбы в начале болезни девочка выбрала себе трёх “помощников”: “покой”, “воля”, “сила”. Откуда у неё взялось представление об этих важнейших сущностных силах духа, недоумевает сам отец. “С болезнью взаимодействовало и боролось не только сознание, но и подсознание. Даже Сашины сны направлялись против болезни.” (№1, стр. 143). Нередко в них фигурировали сакральные символы (имя святого, крест, железный люк - выход из тюрьмы болезни). А незадолго до того дня, когда перед Сашенькой развернулась вся её жизнь, она видела во сне себя, лежащей в гробу.

Это явление объясняется учением К. Юнга об архетипах — многочисленных первообразах, представляющих собой коллективный опыт человечества и способных влиять на жизненный опыт данного человека. Но доступ к ним ограничен необходимостью. Единицы подсознания, которые создают индивидуальное бессознательное отдельной личности, могут вступать во взаимодействие с комплексами, присущими человечеству как таковому, если между ними исчезают границы. Такие условия имеют место в состояниях измененного сознания, вызванных искусственным путем, стрессовой ситуацией, приближением смерти, или во время сна.

К. Юнг описывает случай с психиатром, которому 10 -ти летняя дочь подарила свои сны, приснившиеся в восемь лет. “Хотя и по-детски, но они были жуткими и содержали образы, происхождение которых было полностью непонятно отцу”.10 (стр. 402). Основные мысли этих сновидений имеют заметную философскую направленность. Девочка вскоре умерла от инфекционного заболевания. Юнг считает, что до сознания ребёнка с помощью сновидений доводились идеи, связанные темой разрушения и восстановления. Это были приготовления к смерти, выраженные короткими рассказами. В них мало похожего на христианскую доктрину, они содержат больше от древней примитивной мысли. Создаётся впечатление, что “события будущего могут каким-то образом отбрасывать тень назад, пробуждая некоторые формы мышления, которые существуют потенциально в норме, но сопровождают приближение фатального исхода”10. (стр. 403-413). Болезнь, приближение смерти накладывают отпечаток на жизнь жертвы, который становится особенно заметен если жертва - ребёнок: “В лице, глазах было нечто, отличающее Сашуню от других детей — таящаяся серьёзность и отблеск пережитого, а пережиты ею были не только боль и страдание, но подход к самой смерти”.5 (стр. 146).

Юнг, Фрейд, некоторые философы-экзистенциалисты придавали огромное значение роли смерти в человеческом подсознании. Согласно исследованиям С.Грофа, сами предсмертные переживания являются результатом активизации подсознательных перинатальных и трансперсональных матриц, которые обеспечивают смягчение болезненных условий смерти “эго”.2

К-во Просмотров: 45