Реферат: Общественное движение в России при Николае I

Пример декабристов, выступивших на открытую схватку с са­модержавием, несмотря на их поражение, стал мощным стиму­лом для дальнейшего развития русской революционной мысли. «С высоты своей виселицы эти люди пробудили душу у нового поколения; повязка спала с глаз». Эти слова принадлежат Алек­сандру Герцену — человеку, который своей деятельностью с наибольшей полнотой воплотил преемственность, непрерыв­ность революционного процесса в России.

Герцен, как и декабристы, принадлежал к дворянским рево­люционерам. Но эпоха 30—40-х голов XIX в. была тем време­нем, когда поколение, разбуженное декабристами, преодолевая классовую ограниченность их идеологии, переосмысливая их ис­торический опыт, закладывало основы для наступления следую­щего, буржуазно-демократического этапа русского революцион­ного движения. Шла глубокая внутренняя идеологическая под­готовка новых революционных выступлений. Но и в организа­ционном отношении это был переходный этап поисков и неудач, не давший, за редким исключением, сколько-нибудь крупных центров, способных совместить теоретические искания с замыс­лами активного политического действия. 30-е и особенно 40-е го­ды XIX в. были началом мучительных поисков правильной рево­люционной теории, которые привели в итоге русскую революци­онную интеллигенцию к марксизму. Осознание роли народа в истории вело к признанию необходимости привлечения народ­ных масс к решению исторических задач, стоящих перед Рос­сией. Именно это становится в данный период ведущей идеей русского революционного движения.

1. Кружки и публицистические выступления передовой интеллигенции в 30-х годах
1.1 Политическая поэзия как средство революционной агитации

С разгромом декабристов было полностью покончено с создан­ными ими тайными революционными организациями. Но идеи, вдохновлявшие их на подвиг, продолжали жить в умах передовых людей России. Влияние этих идеи сказывалось, в част­ности, в поэтическом творчестве молодо­го А. С. Пушкина. Вольнолюбивые стихи Пушкина станови­лись средством антиправительственной агитации. У многих молодых людей — студентов, офицеров, мелких чиновников — жандармы находили тогда списки стихов, являвшихся подра­жанием пушкинской оде «Вольность».

Отзвуком только что подавленного революционного выступ­ления и в то же время смелым и страстным призывом к борьбе явилась поэзия Александра Полежаева, сына крепостной кре­стьянки, блестяще окончившего в 1826 г. Московский университет. Особой остротой отличалась его поэма «Сашка», по форме напоминавшая «Евгения Онегина», но по существу противо­поставлявшая пушкинскому герою нового героя, бросающего вызов всякого рода гнету, всем ненавистным общественным ус­тановлениям окружающей его жизни. Угнанный царем в сол­датчину, Полежаев продолжал эту идейную линию в своем творчестве, заканчивая «в поэзии первую, неудавшуюся битву свободы с самодержавием»[1] .

Наряду с распространением политических стихотворений к концу 20-х годов вырабатываются новые, более действенные формы политической агитации — появляются прокламации, так называемые «возмутительные письма», листовки, обращенные к народу. Они имели хождение даже среди крестьян и солдат про­винциальных гарнизонов. При всем разнообразии оттенков со­держащихся в них социальных и политических идей эти агита­ционные документы призывали к вооруженной борьбе с кре­постниками. Исходили они иногда от отдельных лиц. В 1827 г. во Владимире чиновник Петр Осинин задумал организовать «Благоуспешно человеколюбивое общест­во», которое должно было «всемерно стараться об искоренении в России императорской фамилии и свойственников ее»[2] . В том же 1827 г. возник тайный офицерский кружок в Оренбурге, ставивший перед собой задачу реализации политической програм­мы декабристов, но при широкой пропаганде революционных идей среди солдат, казаков и «простого парода»[3] .

1.2 Кружок студентов Критских

Возможно вы искали - Курсовая работа: Внешняя политика Британии на Ближнем Востоке в последней трети XIX в.

О проникновении декабристских идей в среду молодежи, о ее стремлении критически освоить опыт декабри­стов свидетельствует кружок студентов Критских. Студенчество, ряды которого все больше пополнялись разночинцами, с восторгом воспринимали подцензурную политиче­скую поэзию. Расправа над декабристами возбудила оппози­ционные настроения части студенчества, усилила его патриоти­ческую активность. В разносословной среде студенческой моло­дежи зрели новые революционные замыслы. Лучшие ее пред­ставители рассматривали себя прямыми продолжателями дела декабристов. Именно так понимала свое назначение и большая группа молодежи, объединившаяся вокруг трех братьев Крит­ских, сыновей мелкого чиновника, воспитанников Московского университета. Кроме 6 участников этого кружка, к следствию по обвинению в «вольномыслии» было привлечено еще 13 лиц, знакомых с Критскими.

Кружок начал складываться в 1826 г. под непосредственным впечатлением от расправы над декабристами. «Погибель пре­ступников 14 декабря родила в нем негодование»,—говорится в материалах следствия о побудительных причинах революци­онной деятельности Петра Критского. При этом подчеркивалось, что «любовь к независимости и отвращение к монархическому правлению возбудились в нем наиболее от чтения творений Пушкина и Рылеева».

Кружок Критских воспринял политическую программу де­кабристов, поставив своей целью «изыскивать средства для преобразования государства, ввести конституционное правление». Участники кружка говорили о необходимости цареубийства и вооруженного переворота, но в отличие от декабристов осуще­ствление революционных преобразований они считали возмож­ным лишь при активном участии народа. Отсюда вытекала про­грамма их практической деятельности — сначала пропаганда для привлечения новых членов тайной организации, а в даль­нейшем — агитация в массах. Особое значение придавалось при этом пропаганде среди солдат Московского гарнизона. Для рас­пространения среди офицеров и студентов один из участников кружка Николай Лушников написал весной 1827 г. стихотворе­ния «Друзья, не русский нами правит», «Мечта» и «Песнь русского», проникнутые революционно-патриотическими идеями.

В кружке обсуждались планы создания типографии для печатания листовок с обращением к народу, выдвигалась идея создания нелегального журнала. В годовщину коронации Николая 1 — 22 августа 1827 г.—предполагалось положить у памятника Минину и Пожарскому на Красной площади прокла­мацию, обличающую преступления царизма перед русским народом. Наивно преувеличивая роль своего кружка, шестеро молодых людей мечтали сделать его руководителем ку­мира революционной молодежи А. С. Пушкина и привлечь к участию в создаваемом обществе опального генерала А. П. Ер­молова.

В результате провокации и крайней опрометчивости дейст­вий его участников кружок был разгромлен в самом начале своей деятельности. В ночь на 15 августа были арестованы Лушни­ков и трое братьев Критских, а затем и двое остальных участни­ков кружка. Замыслы кружка Критских стали для Николая I грозным напоминанием о 14 декабря. Без суда, по его личному распоряжению все шесть участников кружка были заключены бессрочно в крепостные казематы. Судьба их была трагической. Василий Критский умер в 1831 г. в Шлиссельбургской крепости. Михаил, переведенный в 1835 г. рядовым на Кавказ, был вскоре убит в сражении. Петр Критский и Лушников в 1834 г. были переведены в арестантские роты. Многолетнему тюремному заключению подверглись их товарищи – Попов и Тюрин.

Похожий материал - Контрольная работа: Восстановление и развитие народного хозяйства СССР в послевоенные годы (1945-1953гг.)

Расправа, учиненная над участниками кружка Критских, не внесла «успокоения» в студенческую среду. Преемственность не угасавшего в стенах Московского университета антиправи­тельственного направления вызывала в Николае I нескрываемый страх и ненависть. Он требовал от шефа жандармов особенно тщательно прослеживать связи «преступников» с их живыми и мертвыми «друзьями» (декабристами). Продолжавшие посту­пать от тайных осведомителей донесения позволяли Бенкендорфу считать Московский университет «очагом заразы», откуда «распространяются по стране запрещенные стихи Рылеева и Пушкина...»[4]

Современники единодушно отмечали исключительный энту­зиазм, который вызвали среди передовой русской молодежи ре­волюционные события 1830—1831 гг. Особенно сильное впечат­ление произвело польское восстание. По словам одного из сту­дентов Московского университета тех лет, войну царизма в Польше считали «несправедливою, варварскою и жестокою: в поляках видели страдальцев за родину, а в правительстве на­шем — жестоких тиранов, деспотов»[5] . Расправа с восставшей Польшей воспринималась как проявление того же деспотизма, который давил русский народ. Враг был общим, и потому так велики были симпатии к восставшим полякам, так тесно сопри­касались идейно и организационно русские студенческие круж­ки с революционно настроенными польскими студентами.

В эти мрачные годы николаевской реакции, когда в России еще не существовало объективных условий для широкой рево­люционной борьбы, в дружеских кружках единомышленников вызревали элементы революционно-демократической идеологии.

1.3 «Литературное общество 11-го нумера»

Одним из таких кружков было студенческое содружество, сложившееся вокруг молодого Белинского.

Рассмотрев и утвердив донесение экзаменаторов, правление Московского императорского университета 30 сентября 1829 г. признало Виссариона Григорьевича Белинского «достойным к слушанию профессорских лекций...»[6] .Университетское начальство не могло, конечно, предпола­гать, что 11-я комната студенческого общежития, в которой был поселен казеннокоштный студент словесного отделения Москов­ского университета Белинский, станет вскоре одним из центров идейной жизни московского студенчества. Предшественник «пол­ного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободитель­ном движении»[7] , сын штаб-лекаря В. Г. Белинский провел свое детство в тяжелых материальных и нравственных условиях. Сначала уездное училище, затем с 1825 по 1828 г. учеба в Пензенской гимназии завершили его первоначальное образованно. Уже в гимназии Белинский обнаружил страстную любовь к литературе. В поэзии Пушкина и Рылеева он находил мысли и чувства, глубоко созвучные его собственным устремлениям. Суровая и полная лишений жизнь в годы учёбы в гимназии, тесное общение с представителями складывающейся новой разночин­ской интеллигенции — семинаристами — вот те условия и та сре­да, в которых развивались философские и литературные инте­ресы Белинского, закладывалась основа его демократической идеологии. Юношу Белинского отличали самостоятельность мыс­ли, критическое и вдумчивое отношение к той массе идей, кото­рые он черпал из чтения журналов, из знакомства с философ­ской и политической жизнью Запада. В 17 лет, приняв решение поступить в Московский университет, он оставляет гимназию.

Очень интересно - Реферат: История развития законодательства московской Руси

27 сентября 1832 г. Белинский был исключен из университета с позорной для ее авторов формулировкой: «По ограничен­ности способностей». Это был акт политической расправы с опас­ным студентом, уже давно бывшим на учете у начальства за деятельное участие в общественной жизни университета.

Студенческие кружки в Московском университете отнюдь не были изолированными организациями. Это со всей очевидностью подтверждается взаимоотношениями членов «Литературного общества 11-го нумера» с революционно настроенными студен­тами-поляками.

Связующим звеном между «Литературным обществом 11-го нумера» и польской революционной молодежью был участник общества И. С. Савинич. Через него в 1831 г. с Белинским сблизился поляк, студент первого курса словесного отделения Фаддей Заблоцкий. Совместно с Заблоцким Савинич учредил тайное польское «Общество любителей отечественной словесности», установив связи с пленными польскими офицерами и студентом-медиком Гаспаром Шенявским. Арест Шенявского по обвинению «в намерении учинить побег в Польшу для присоеди­нения к мятежникам и в подговоре к тому офицеров»[8] повлек в свою очередь арест в июне 1831 г. нескольких проживавших в Москве поляков, связанных с университетом. Тогда же последо­вал донос студента Полонника о существовании в Московском университете другого общества, связанного с арестованными поляками. Так жандармы узнали о новом студенческом круж­ке, возникшем независимо от «Литературного общества 11-го нумера» и польской группы.

1.4 Сунгуровское общество

Ядро этого кружка, оформившегося к весне 1831 г., составляли студенты Мо­сковского университета Яков Костенецкий, Платон Антонович и Адольф Кноблох. О своем замысле — создании тайного «Обще­ства друзей» для введения в России конституции — Костенец­кий поделился со студентом Медико-хирургической академии П. А. Кашевским. Мысль эта нашла у Кашевского живой от­клик. Но прежде чем составить общество, он предложил, «что­бы лучше узнать людей», начать с организации «Философиче­ского общества».

Вскоре через вольнослушателя Московского университета Ф. П. Гурова друзья сблизились с бывшим воспитанником уни­верситетского пансиона Н. П. Сунгуровым, который и возглавил новый студенческий кружок, более многочисленный, чем «Лите­ратурное общество 11-го нумера» (жандармы арестовали по это­му делу 26 человек).

Вам будет интересно - Реферат: Политические отношения между Испанией и Латинской Америкой в конце 70-х - начале 80-х годов

Подобно участникам кружка братьев Критских, молодежь, сгруппировавшаяся вокруг Сунгурова, рассматривала себя непосредственной преемницей дела декабристов, а сам Сунгуров выдавал себя за члена уцелевшей от разгрома декабристской организации.

Однако участники общества Сунгурова, разрабатывая свою политическую программу, пошли дальше декабристов. Они обсуждали планы подготовки революционного переворота с уча­стием народа. «Для возбуждения ненависти к государю и правительству» предполагалось «разослать по всем губерниям прокламации к народу». Сунгуровцы считали необходимым начать восстание с захвата артиллерии, затем «возмутить находящихся на фабриках людей и всю чернь московскую, ...потом освободить всех арестантов, которые верно будут на стороне освободителей; далее взять непременно арсенал, хотя здесь и мало оружия, но сколько есть, раздать его народу... пойти на Тулу и взять оружейный завод»[9] . Восстание должно было завершиться рассыл­кой воззваний в разные города России для разъяснения его целей с призывом выслать народных представителей в Москву для разработки конституции.

Общество Сунгурова не успело сложиться в тайную полити­ческую организацию. Его деятельность была пресечена жандармами в самом начале арестом всех участников. В июле 1831 г. Сунгуров и Гуров были приговорены к четвертованию, несколько их соучастников, в том числе Костенецкий и Кошевский, к пове­шению, Козлов — к расстрелу. Спустя полгода смертная казнь была заменена для Сунгурова каторгой, для Гурова — ссылкой в Сибирь, остальным — ссылкой рядовыми на Кавказ.

1.5 Студенческий кружок А.И. Герцена и Н. П. Огарева

В ряду других студенческих кружков, существовавших в Московском университете в начале 30-х годов, следует выделить кружок, группировавшийся вокруг Герцена и Огарева. В нем с особой полнотой выявилась дальнейшая тен­денция развития русского революционного движения. Пример декабристов не только будил революционную активность моло­дой России, он заставлял осознавать причину трагического ис­хода их выступления. Уроки отечественной истории осложня­лись впечатлениями от современной политической жизни Европы — буржуазные революции на Западе оставляли нерешенным социальный вопрос. Герцен и его друзья приходят к мысли о «необходимости другой работы — предварительной, внутрен­ней». Начинаются упорные поиски такой революционной тео­рии, которая указала бы подлинный, истинный путь решения общественных проблем.

Герцен и Огарев вышли из одной социальной среды — круп­ного русского дворянства. Они вынесли из своего детства совер­шенно сходные впечатления бесчеловечного крепостного быта, рано оформившиеся в непреодолимую ненависть к крепостни­честву. Их интенсивному политическому развитию способствовал идейный подъем, предшествовавший выступлению декабри­стов. Воздействие декабристских идей благодаря родственным, семейным и общественным связям особенно сильно испытал в детстве Огарев. Запрещенные стихи Рылеева, политическая лирика Пушкина воспринимались подростками как призыв к политическому действию.

Похожий материал - Доклад: Экономические реформы периода НЕПа

Пламенная романтика трагедий Шиллера с благородными стремлениями его героев, так же как и социальная концепция Руссо, укрепляла сомнения «в разумности и справедливости со­временного общества». Решающим моментом в идейном разви­тии Герцена и Огарева были события 14 декабря 1825 г. и после­довавшая затем расправа Николая I с «первенцами русской свободы».

Символическим местом своего вступления на революционный путь Герцен и Огарев считали Воробьевы горы, где еще юноша­ми в 1827 г. перед расстилавшейся внизу, озаренной заходя­щим солнцем Москвой они поклялись посвятить свою жизнь из­бранной ими борьбе за свободу отечества. Эта юношеская клят­ва — свидетельство упорной работы мысли, приведшей к выводу о несовместимости существующего в России политического и социального строя с идеями свободы и справедливости. Истори­чески конкретное содержание этим понятиям давали события Французской революции, история которой тщательно штудиро­валась обоими друзьями.

Поступив в 1829 г. в Московский университет, они рассмат­ривали пребывание в нем прежде всего с точки зрения своего общественного назначения. Студенческая среда представлялась им наиболее благоприятной для проведения широкой агитации и даже организации тайного политического общества. «Мы во­шли в аудиторию,— писал Герцен о себе и Огареве,— с твердой целью в ней основать зерно общества по образу и подобию де­кабристов и потому искали прозелитов и последователей».

Очень скоро вокруг них стали группироваться радикально настроенные студенты разных факультетов: друг М. Ю. Лер­монтова, автор острого политического памфлета А. Д. Закрев-ский; приятель В. Г. Белинского И. А. Оболенский, его това­рищ В. П. Петров; Е. Н. Челищев — родственник декабриста; сунгуровцы П. А. Антонович, Ю. П. Кольрейф. Деятельный член общества Сунгурова Я. И. Костенецкий был близким другом Огарева. Оформление нового кружка относится к осени 1831 г., когда произошло сближение друзей с вновь поступившими на физико-математический факультет бывшими воспитанниками университетского Благородного пансиона Н. И. Сазоновым и Н. М. Сатиным. Сазонова, по словам Герцена, они нашли «со­всем готовым». Несколько ранее в кружок вошли воспитанник университета А. К. Лахтин, выходец из купеческого сословия; позднее — Вадим Пассек, молодой юрист, только что окончив­ший университет. Он принес в кружок приобретенную «по на­следству» в сибирской ссылке, где он родился и вырос, ненависть к самодержавию. Им был привлечен к кружку врач и переводчик Шекспира Н. X. Кетчер, человек увлекающийся, тип вечного студента. В те годы он горячо разделял политические настроения своих молодых друзей. В числе участников кружка был и будущий известный русский астроном А. Н. Савич, само­забвенно поглощенный своей наукой.

К-во Просмотров: 46