Реферат: Философия А.А. Богданова

Одним из направлений марксистской мысли в России было течение, стремившееся дополнить философию марксизма некоторыми положениями философии эмпириокритицизма, разработанной швейцарским философом Рихардом Авенариусом (1843-1896) и австрийским физиком Эрнстом Махом (1838-1916). Основным понятием эмпириокритицизма (на русском языке эмпириокритицизм означает «критика опыта») являлось понятие опыта, который сторонники этого направления стремились очистить от всяких доопытных предпосылок, будь то априорное (т.е. доопытное) познание и «вещь в себе» Канта, а также основополагающее для материализма понятие «материя».

Как мы видели, еще «легальные марксисты» пытались дополнить марксизм кантианством. Однако «легальные марксисты» вскоре вообще распрощались с марксизмом. В отличие от них, ведущий марксист-эмпириокритик А. А. Богданов не перестал считать себя марксистом, даже после отлучающей его от марксизма критики Г. В. Плеханова и В. И. Ленина. Что же представляют собой философские взгляды Богданова, стремившегося привить позитивизм к марксизму?

Александр Александрович Малиновский, писавший под псевдонимом А. Богданов (1873-1928), родился в семье народного учителя. Окончив с золотой медалью классическую гимназию в Туле, в 1892 г. он поступил на естественное отделение Московского университета. Однако в 1894 г. его исключили из университета за участие в народовольческом Союзе северных землячеств.

Во время высылки в Тулу он проводит занятия с тульскими рабочими по политической экономии Маркса, изучая его «Капитал». На основе этих занятий он в 1897 г. издает «Краткий курс экономической науки», переизданный в 1899 г. Этот первый марксистский труд Богданова Ленин характеризовал как «замечательное явление в нашей экономической литературе», имеющий «выдающиеся достоинства». Притом, «выдающееся достоинство «курса» г-на Богданова и состоит в том, что автор последовательно держится исторического материализма». В 1899 г. социал-демократ Богданов заканчивает медицинский факультет Харьковского университета. В этом же году результатом его просветительской деятельности среди рабочих явилась книга «Основные элементы исторического взгляда на природу», в которой он был, по словам Ленина, «естественноисторическим» (т. е. наполовину бессознательным и стихийно-верным духу естествознания) материалистом»2 . Следствием его просветительско-пропагандистской деятельности были также арест, тюремное заключение и ссылка в Вологду.

В Вологде он не только работает в качестве врача, но и продолжает свою философско-литературную деятельность. В 1901 г. выходит его книга «Познание с исторической точки зрения». В то время в Вологде находились в ссылке Н. А. Бердяев и А. В. Луначарский, писатели А. М. Ремизов и Б. В. Савинков, ставший эсером-боевиком, историк П. Е. Щеголев, юрист Б. А. Кистяковский, в последующем один из авторов сборника «Вехи». В возникавших в этой интеллектуальной среде дискуссиях обозначились разные философские позиции. Богданов идейно сблизился с Луначарским, считая его своим последователем. Им философски противостоял Бердяев, «только еще начавший переходить от идеалистически окрашенного марксизма к сумеркам мистики»3 . В своей философской автобиографии, рассказывая о своих отношениях с Богдановым, Бердяев так характеризовал своего оппонента: «А. Богданов был очень хороший человек, очень искренний и беззаветно преданный идее, по типу своему совершенно мне чуждый. В то время меня уже считали «идеалистом», проникнутым метафизическими исканиями. Для А. Богданова это было совершенно ненормальным явлением».

Возможно вы искали - Реферат: Философия Джона Толанда

Богданов и Луначарский считали себя марксистами-реалистами. В противовес сборнику «Проблемы идеализма» (1902) Богданов организовал и редактировал сборник «Очерки реалистического мировоззрения», вышедший в 1904 г., в котором была сделана попытка дополнить марксизм философией эмпириокритицизма.

Еще, будучи в вологодской ссылке, Богданов установил связь с Лениным и редакцией первой общерусской нелегальной марксистской газеты «Искра», а в 1903 г. примкнул к большевикам. После окончания ссылки в 1904 г. он выехал в Швейцарию. Там начинается его активная партийная работа. Он участвует в революционных событиях 1905 г. На III съезде партии в Лондоне весной 1905 г. Богданов делает доклад и избирается в первый большевистский ЦК партии. В своей политической деятельности Богданов тесно сотрудничает с Лениным, вместе с ним живет в 1906 г. на конспиративной квартире в Финляндии, хотя уже в 1904 г. обнаружились их разногласия по философским проблемам.

В 1904-1906 гг. выходит главный философский труд Богданова «Эмпириомонизм. Статьи по философии» и вызывает острую критику Плеханова и его последователей. Плеханов посвящает Богданову три статьи в виде «писем» под названием «Materialismusmilitans [Воинствующий материализм]. Ответ г. Богданову» (1908-1910), в которых отлучает его от марксизма, поскольку «все здание этого учения покоится на диалектическом материализме», а автор «Эмпириомонизма» как последователь махизма-эмпириокритицизма не стоит и не может стоять на материалистической точке зрения.

В 1909 г. еще недавний политический союзник Богданова Ленин под псевдонимом Вл. Ильин публикует книгу «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии», где взгляды Богданова характеризуются следующим образом: «Наверху» у Богданова - исторический материализм, правда, вульгарный и сильно подпорченный идеализмом, «внизу» - идеализм, переодетый в марксистские термины, подделанный под марксистские словечки».

До Октябрьской революции 1917 г. Богданов спорил со своими философскими оппонентами, смело вызывая их на бой. Он отвечал на обличительную критику Плеханова, обвиняя его в том, что сам он излагает материализм от имени Маркса при помощи цитат из Гольбаха. Большой статьей «Падение великого фетишизма (Современный кризис идеологии). Вера и наука (о книге В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм»)» Богданов ответил на ленинскую критику его взглядов. В 1918-1920 гг., продолжая свою многолетнюю просветительскую деятельность среди рабочего класса, Богданов стал одним из руководителей организации «Пролетарская культура» (Пролеткульт), в идеологических установках которой просматривалась тенденция изолировать социалистическую культуру от мировой, якобы буржуазной культуры. В 1920 г. вышло второе издание ленинского «Материализма и эмпириокритицизма», автор которого поручил В. И. Невскому (1876-1937) ознакомиться с новыми произведениями Богданова. Статья Невского с характерным заглавием «Диалектический материализм и философия мертвой реакции» была опубликована в качестве приложения к книге Ленина, который в предисловии к ней подчеркнул, что «под видом «пролетарской культуры» проводятся А.А. Богдановым буржуазные и реакционные воззрения».

Похожий материал - Реферат: Системный поход к модели социального развития. Переход "закрытого" общества в "открытое"

Последующая вслед за этим резкая критика деятельности Богданова вынудила его возвратиться к своей первоначальной специальности врача и возглавить в 1926 г. первый в мире Институт переливания крови. В 1928 г. он погиб в результате поставленного на себе опыта по переливанию крови.

Что же собой представляли философские воззрения Богданова, которые он сам называл эмпириомонизмом! Первая часть этого слова означает «опыт» (по-гречески empeiria - опыт), вторая - единство (от греческого monos - один). «Эмпириомонизм, - по определению Богданова, - есть социально-трудовое миропонимание». С точки зрения такого миропонимания «вселенная представляется нам как бесконечный поток организующей активности». «Первичной мировой средою, из которой кристаллизовалась материя с ее силами», является, по Богданову, «эфир электрических и световых волн». Развитие мира характеризует организованность элементов. В неорганической материи она выше, чем в первооснове вселенной. Жизнь - «высший тип явлений вселенной» - «представляет ряд различных ступеней организации» от простейшей клетки до человеческого организма. И наконец, «высшим пределом лестницы является для нас человеческий коллектив, в наше время уже многомиллионная система, составленная из индивидуумов».

Богданов стремился обновить философскую терминологию, учитывая, как ему казалось, достижения современной науки и философии, не застывшей со времени Маркса и Энгельса, и в этом смысле он действительно стоял, в отличие от Плеханова и Ленина, на неортодоксальной философской позиции.

Богданов считал себя марксистом. Не отрицал он и диалектический материализм, полагая, что «диалектический материализм был первой попыткой выразить и оформить точку зрения рабочего класса на жизнь и мир» (там же, 203). Диалектический материализм стоял, по его мнению, на правильном пути движения, ибо «в основумиропонимания он положил производство, социально-трудовую деятельность людей и в побежденных, покоренных силах природы видел производительные силы общества». Однако Богданов был убежден, что нельзя цитаты из Энгельса считать «достаточной заменой научной аргументации вообще» и недопустимо выводить из теории Маркса «формальное идеологическое запрещение искать других точек зрения», утверждать, что «никогда никакие другие методы ни к чему, кроме путаницы и лжи привести не могут».

Богданов действительно с уважением, хотя и критически, отнесся к эмпириокритицизму потому, что видел в этой философии стремление осмыслить новые проблемы, возникшие в ходе развития естественных наук, новые подходы к теории познания. Богданов соглашается с махистами, эмпириокритиками в том, что «элементы опыта - это как бы кирпичи, из которых строится мировоззрение». Однако состав этих «кирпичей» он понимает по-другому. Разложение действительности «на чувственные элементы у Маха и эмпири-окритиков» представляется ему неудовлетворительным. Для Богданова основополагающими элементами являются «кристаллы социальной активности, образуемые в потоке труда». «Мы рассматриваем действительность, или мир опыта, - утверждает он, -как человеческую коллективную практику во всем ее живом содержании, во всей сумме усилий и сопротивлений, образующих это содержание».

Очень интересно - Реферат: Русская философия 19 века

Богданов в таком своем миропонимании исходит из знаменитых «Тезисов о Фейербахе» К. Маркса, написанных в 1845 г. и опубликованных Энгельсом в 1888 г. в качестве приложения к отдельному изданию работы «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». Определяя «главный недостаток всего предшествующего материализма - включая и фейербаховский», Маркс уже в первом тезисе отмечает, что он «заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно». Следует подчеркнуть, что Богданов именно это утверждение Маркса положил в основу своего миропонимания, тогда как другие философы-марксисты не обращали на него внимания, отмечая в «Тезисах о Фейербахе» лишь положение о практике как критерии истины и последний, 11-й тезис: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Богданов, рассматривая действительность «как человеческую коллективную практику во всем ее живом содержании», разрабатывает «социально-трудовой взгляд на познание». Он считает, что познавательная деятельность человека осуществляется в соответствии с «основной метафорой», в соответствии с которой «к природе применяются понятия, по своему первоначальному значению относящиеся к человеческой деятельности». Например, «видеть в процессах природы «энергию», это значит смотреть на них с точки зрения возможной трудовой эксплуатации человечеством». Богданова с полным основанием можно считать предшественником «социологии знания» - отрасли философии, возникшей в 20-е гг. XX в. на пересечении социологии и теории познания, исследующей социальную обусловленность, механизмы и функции различных видов человеческого знания.

Есть достаточно оснований считать философские воззрения Богданова одной из версий марксистской философии. Нельзя, конечно, не видеть в ней различного рода противоречия и недостатки, такие, как некритическое использование понятийного аппарата эмпириокритицизма - неглубокой, эклектической философской концепции, - как сведение «элементов мира» к ощущениям, сведение категории «объективного» к «общезначимому», как негносеологический подход к понятию «истина» и его чрезмерную социологизацию, как отождествление «общественного бытия» и «общественного сознания» и ряд других. Именно за это и критиковали его Плеханов и Ленин. Но, с другой стороны, нельзя не видеть и новаторские достижения богда-новской философии.

Это философско-методологическое новаторство Богданова в полной мере проявилось в его «Тектологии» - «Всеобщей организационной науке», - разработанной на основе философии эмпириомонизма. Рассматривая «действительность как социальную практику», Богданов при этом ни в коей мере не подвергает сомнению существование «природы как мира сопротивлений, с которыми борется общество в своем труде». «Нам приходится поставить вопрос о человеческой практике, в общем и целом, - отмечал Богданов в статье «Тайна науки», написанной в 1913 г. и опубли­кованной в 1918 г. < Чтобы исследовать ее в таком масштабе, надо всю ее чему-нибудь противопоставить, всю ее с чем-нибудь сравнивать. Чему же она реально противостоит? Мы знаем это: процессы природы. Одна сторона представляет активности сознательно-целесообразные, другая - стихийные; так обе они взаимно определяются и ограничиваются». И в связи с этим возникает вопрос: «Существуют ли сходства между человеческой практикой и стихийными процессами?». На этот вопрос Богданов отвечает положительно.

История производственной деятельности людей показывает, что «человек в своей сознательности часто воспроизводит то, что делает природа в своей стихийности». Но философ ищет«самый общий характер, присущий человеческой практике и в, то, же время встречающийся в стихийных процессах». По его мнению, «он состоит в объективном смысле нашей практики», и этот объективный смысл состоит в том, что «активность человека что-либо организует или дезорганизует, как мы это наблюдаем на каждом шагу; и те же определения мы часто относим к активности природы».

Вам будет интересно - Реферат: Русская религиозная философия

В соответствии с принципом «основной метафоры» люди переносят выработанное в их практической деятельности понятие «организации» и «организованности» на явления природы: «следовательно, здесь понятие организации прилагается и к «мертвым вещам», подобно тому как люди видят в процессах природы «энергию». Подчеркнем, что, по Богданову, люди не приписывают природным явлениям свойства организации и организованности. Они этими понятиями определяют действительно существующие закономерности, в равной мере присущие как человеческой практике, так и к природным явлениям. Богданов ищет «формально-строгое, пригодное для научного исследования определение «организации», которое бы одинаково прилагалось «и к сложнейшим, и к простейшим явлениям, и к живой природе, и к «неорганической». Он убежден в том, что «организация - факт универсальный, что все существующее можно рассматривать с организационной точки зрения», что существуют «глубокие, универсальные закономерности, применимые ко всем и всяким организационным процессам, каков бы ни был их деятель, каковы бы ни были элементы».

Но «раз возможны закономерности методов и форм организации», возможна и необходима для развития практической деятельности людей «всеобщая организационная наука». И Богданов не только впервые выдвигает идею этой науки, именуя ее тектологией, но детально ее разрабатывает. Слово «тектология» (от греческого слова «тектон» - строитель) он взял у английского естествоиспытателя Э. Геккеля, который применял его по отношению к законам организации только живых существ. Богданов же тектологией называет «всеобщую организационную науку». По его словам, «в буквальном переводе с греческого это означает «учение о строительстве».

Первый том «Всеобщей организационной науки (тектологии)» выходит уже в начале 1913 г. В 1921 г. в Самаре была напечатана популярная книга Богданова «Очерки организационной науки». В 1922 г. в Берлине по-русски опубликованы все три части «Тектологии», которые в 1925, 1927 и 1929 гг. переиздаются в дополненном и переработанном виде отдельными книгами в Ленинграде и Москве. В 1926 и 1928 гг. два тома «Тектологии» вышли на немецком языке ив определенной мере стали известны международной научной общественности.

На родине философа «Тектология» была подвергнута жесткой критике как проявление его идеалистическо-эмпириокритических взглядов уже в статье В. И. Невского «Диалектический материализм и философия мертвой реакции». Правда, ктектологии Богданова проявил благожелательный интерес Н. И. Бухарин и прямо написал об этом в 1920 г. Ленину, не соглашаясь с Невским. В ответ он получил записку: «Богданов Вас обманул, переменив (verkleidet) и постаравшись передвинуть старый спор. А Вы поддаетесь!» Потом и самого Бухарина будут обвинять в «богдановщине».

В 60-е гг. обнаружилось, что «всеобщая организационная наука» Богданова в определенном смысле предвосхитила идеи новой науки - кибернетики. Некоторые видные ученые считают, что Богданов пред­восхитил не только идеи кибернетики, но и общей теории систем, структурного анализа, теории моделирования, современной экономики и даже такой новой междисциплинарной области знания, как синергетика, основным понятием которой является «самоорганизация». «Тектология. Всеобщая организационная наука» была переиздана на родине мыслителя в 1989 г.

Похожий материал - Реферат: Каббала и экономика: рациональность &quot;человека экономического&quot; и рациональность &quot;человека каббалистического&quot;

Как Богданов понимает отношение тектологии и философии? Тектологию он сравнивал с математикой, которая, будучи самой точной наукой, «дает законы и формулы сочетаний для каких угодно элементов вселенной». Он подчеркивает, что «именно с формальной стороны связь тектологии с математикой самая тесная, неразрывная: математика есть не что иное, как раньше развившаяся часть тектологии, тектология нейтральных комплексов». В тектологии, по концепции Богданова, «структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени формальной чистоты схем, как в математике отношения величин; и на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим»1 . Но поскольку «само математическое мышление - процесс организационный», «его методы подлежат ведению общей тектологии наряду с методами всех других наук, равно как и всякой практики». Тектология представляется Богданову как «завершение цикла наук». Но «в большей мере прообразом, чем зародышем новой науки, является старая философия». Притом «одно из философских построений стоит особенно близко к новой точке зрения. Это - диалектика Гегеля».

Однако, по Богданову, «гегелевская диалектика не была на деле универсальною, потому что взята из ограниченной сферы - отвлеченного мышления. Не была универсальною и позднейшая вариация диалектики - материалистическая». Прежняя диалектика, по мнению Богданова, была «недостаточно динамична и в своем голом формализме оставляет невыясненной общую механику развития». И при всей исторической и архитектурно-эстетической ценности старой диалектики ее «не надо смешивать с научной, стремящейся к точности, организационной диалектикой». «Всеобщая организационная наука» «должна родиться из нынешней науки».

В 1916 г. в предисловии к первому изданию II части «Тектологии» Богданов высказывался «против смешения организационной науки с философией». «Тектология, - по его убеждению, - не должна стать делом философов специалистов, среди которых она вряд ли может найти какую-нибудь почву, а делом всех широко образованных людей научной и практической мысли». «В своей объединительной работе философия не раз предвосхищала широкие научные обобщения». В качестве примера Богданов приводит идею неуничтожаемое материи и энергии. По его мнению, «такие философские концепции, как диалектика или учение Спенсера об эволюции, имеют скрытый и неосознанный, но несомненный тектологический характер». Однако «по мере своего развития тектология должна делать излишней философию и уже с самого начала стоит над нею, соединяя с ее универсальностью научный и практический характер. Философские идеи и схемы для тектологии - предмет исследования, как всякие иные организационные формы опыта». По определению основателя тектологии, «тектология - всеобщая естественная наука» и тектология «ликвидирует философию вообще».

Прав ли Богданов в таком отношении к философии? На наш взгляд, конечно нет. В его воззрениях на философию отразились как сильные, так и слабые стороны позитивистского миропонимания. Сильные в том смысле, что его увлечение позитивизмом способствовало творческому осмыслению марксистской философии с учетом новейших достижений научного знания, не укладывая их в «прокрустово ложе» философских догм.

К-во Просмотров: 72