Статья: Экология Москвы. XII в. – начало XX в.

Экологические проблемы Москвы имеют давние корни. Их предыстория восходит к XII в. — времени появления первых деревянных строений на высоком берегу Москвы-реки. Начало хозяйственного обустройства территории зарождавшегося города относится к XIII – XIV столетиям. Именно в это время постепенно складываются железоделательное, кирпичное, гончарное и кожевенное ремесла с центром в Зарядье.

Одновременно развивается сельское хозяйство; значительные площади отводятся под пахотные участки и пастбищные луга. Наделы для занятия сельским хозяйством и скотоводством выделяются сразу же за стенами Кремля. Население ведет охоту на зверей и птиц, рыбную ловлю с целью заготовки мяса, рыбы, пушнины для внутреннего потребления и продажи. В лесах Подмосковья развиваются углежжение, заготовка мочала и ивового корья, торфа, сенокошение, бортничество, сбор грибов, ягод, плодов, орехов, лекарственных растений и пр., которые носили как любительский, так и промысловый характер.

В наибольшей соседство быстро развивающегося города сказывается на прилегающих к нему лесных массивах. В связи с ростом населения, развитием промыслов, возведением крепостных сооружений увеличивается заготовка строительного леса, дров, других лесных материалов. Часто возникающие пожары и войны повышают спрос на древесину. Кроме того, рост населения требует расширения сельскохозяйственных угодий, под которые раскорчевываются все более значительные лесные площади. Все это оказывает постепенное, но серьезное воздействие на ландшафт, почву и рельеф местности, сокращает лесные богатства.

При Иване Калите 5 ноября 1339 г. был «заложен град Москов дубов». В течение пяти месяцев 1339–1340 гг. возводятся новые, мощные дубовые стены вокруг Кремля. Для строительства используются огромные дубовые бревна около аршина в диаметре. Вдоль бровки Боровицкого холма возводится новый деревянный великокняжеский дворец. Начинается строительство каменных храмов: Успенского собора (1327), церкви Спаса (1330), Архангельского собора (1333) и других зданий.

В 1365 г. Кремль жестоко пострадал от очередного пожара, поэтому внук Ивана Калиты — Дмитрий Иванович Донской (1350–1389) решает возвести стены из белого камня. Материал для строительства добывается в каменоломнях, расположенных по берегам реки Пахры (в районах современных Домодедова, Сьянова и Подольска). Только в одном 1367 г. добыли и израсходовали более 100 тыс. тонн камня. Постепенный переход на каменное строительство частично снижает нагрузку на прилегающие к городу леса, но одновременно увеличивает земляные работы. В дальнейшем они переросли в так называемые «карьерные технологии», и нанесли значительный урон экологическому благополучию и природной гармонии Москвы и близлежащих территорий.

Возможно вы искали - Реферат: Стихийные явления

В XIV в. происходят значительные изменения в агрохозяйстве города: существовавшие ранее обширные пашенные участки почти повсеместно сменяются огородами, пастбища перемещаются в Занеглименье и Заречье, где соседствуют с ремесленными слободами, а также лугами и болотами; затопляемые поймы пока не затрагиваются и являются исключительно сельскохозяйственными землями. Огороды в этот период часто располагаются на склонах, террасируя их и изменяя микрорельеф, почвы при этом «окультуриваются».

Интенсивное изменение природной среды в черте города связано также с созданием плотин и прудов — Великий (Красносельский) пруд на реке Ольховке, пруды (XV в.) и плотины с водяными мельницами (XVI–XVII вв.) на реке Яузе и др.

В период XIV–XVII вв. активно развиваются ремесленное и цеховое производство. Это относится прежде всего к изготовлению оружия, тканей, кожевенных, гончарных, ювелирных изделий, созданию гидротехнических сооружений, градостроению, химическому, металлургическому и пищевому промыслам.

Хозяйственная деятельность москвичей, также как и их бытовой уклад наносили немалый ущерб среде обитания и создавали экологические проблемы в городе. Наибольшему загрязнению подвергались реки, в которые сбрасывались жидкие бытовые отходы и сточные воды ремесленных мастерских. По отводным трубам и желобам из дворцов, палат, домов, монастырских поварен, квасоварен, мыленок (бань), портомоен (прачечных) загрязненные стоки, а иногда нечистоты и всякий мусор сбрасывались в реки, пруды, каналы. Водоемы загрязнялись и многочисленными производствами. А их, как отмечал современник, «вдоль рек и речушек всяких в Московии было великое множество», о чем свидетельствовало огромное количество раскинувшихся по берегам мельниц. Пушечный двор, пороховая мельница в Сыромятниках, Хамовный полотняный двор, «заведение зело палящих ружей и пищалей на Ходынке», Гранатный двор, кирпичное и кожевенное производства, шелковые мануфактуры в Лефортово, кузницы, стекольное и зеркальное производства в Воробьево, другие многочисленные объекты хозяйствования засоряют Москву-реку, Яузу, Неглинку, Сетунь, Сходню и прочие естественные и искусственные водоемы.

Поэтому большое значение приобретает организация снабжения жителей чистой питьевой водой.

Похожий материал - Курсовая работа: Проблемы утилизации списанных боеприпасов

В то время система снабжения водой была примитивной: во дворах и на улицах рыли колодцы, из которых с помощью ворота бадьями доставали воду. Первая попытка провести чистую воду в Кремль предпринимается еще при Иване Калите в 1339 г. Вода подавалась по трубам из сверленых дубовых стволов в потайной колодец на территории Кремля.

При Иване III во время строительства кирпичных кремлевских стен (1485–1495) под угловой Собакиной (ныне Арсенальной) башней находят ключ чистой воды. Его заключают в кирпичный колодец, из которого подают воду по кирпичным галереям к потайным колодцам, устроенным в Троицкой и Никольской башнях.

При царе Михаиле Федоровиче в 1632–1634 гг. в Кремле устраивают напорный водопровод. Из реки Москвы вода поступает в колодец Свибловой башни (ныне Водовозной), затем с помощью машины с конным приводом поднимается в свинцовый бак и по свинцовым трубам подводится в подвалы дворцов, на патриаршее подворье, к зданию приказов и другим сооружениям. Здесь вода поступает в баки, выложенные свинцом и опаянные оловом и разбирается для различных нужд.

Добыча белого камня, известняка, глины и других строительных материалов способствовала появлению оползней, усадке почвы, смещению пород, возникновению карстовых пустот. К развитию подобных процессов приводило и бурение многочисленных скважин, производившееся для добычи подземных соляных вод, поскольку других источников соли в Москве и Подмосковье не было. Дым и испарения, получавшиеся при сжигании топлива, производстве металлов, тканей, мыла, свечей, селитры, красителей, лекарств, загрязняли воздух. К этому же вели и часто случавшиеся в городе пожары.

Наибольший урон от хозяйственной деятельности претерпевают лесные массивы. Если в XII в. значительная часть территории Москвы была покрыта лесом, то к концу XVII в. леса в черте города практически полностью сводятся; сохраняются лишь заповедные территории — Измайлово и Лосиный остров. Огромное количество лесов вокруг Москвы обеспечивало город в изобилии топливом. Лес сплавляется по Москве-реке, зимой вывозится по санному пути. Наиболее ценные древесные породы — ель, сосна, дуб идут на строительство. В крестьянском быту — для городьбы, плетения, изготовления домашней утвари — используются подлесок, липа, ивняк, осина, ольха, другие, не представляющие промышленной ценности породы.

Очень интересно - Реферат: Ноосфера и воздействие на нее человека

Большой ущерб лесам наносило производство поташа (углекислого калия) — важнейшего предмета экспорта. В XVII в. поташ занимал первое место среди русских товаров, вывозившихся за рубеж. «Его много больше иного вывозят и много также потребляют дома на мыловаренных заводах», — писал современник. Поташноделательные станы имелись в поместьях и вотчинах почти всех бояр. Были они и в царских засечных и бортных лесах. Урон для лесных массивов при изготовлении поташа объяснялся особенностями его получения: он добывался из золы, которая затем выщелачивалась, а щелок выпаривался. Многие гектары леса изводились при этом производстве. Дело дошло до того, что на Белогородской засечной линии под изготовление поташа были полностью вырублены дремучие леса, и тем самым открыт путь на Москву крымским татарам. В ситуацию немедленно вмешалось «государево око» и в 1659 г. был издан указ «о неотводе на поташное дело лесов никому не по каким коленопреклонениям и челобитиям».

В те далекие времена повседневный уклад жизни населения, его быт и нравы не способствовали чистоте и порядку в городе. По улицам расхаживали домашние животные и птица, базары и торговые ряды являли собой скопище мусора и хлама, улицы убирались редко и плохо, бытовые отходы и нечистоты по большей части никуда не вывозились, копоть от пожаров и костров, стружки и опилки, грязь, пыль, навоз, помет покрывали пешеходную и проезжую части дорог. Даже в Кремле дела с чистотой и порядком обстояли плачевно. В одном официальном документе, датированном 1727 г., говорилось: «От старого и доимочного приказов всякой пометной и непотребный сор от нужников и от постою лошадей и от колодников, которые содержатся из Обер-Бергамта, подвергает царскую казну немалой опасности, ибо от того является смрадный дух, а от того духа его императорского величества золотой и серебряной посуде и иной казне можно ожидать опасной вреды, от чего б не почернела». Выражаясь современным языком, санитарно-гигиеническое состояние Москвы было столь неудовлетворительным, что, начиная с конца XVII в., государственные и городские власти принимают ряд мер к исправлению положения дел.

Решающую роль в наведении порядка сыграл изданный в 1699 г. указ Петра I «о соблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывании сору и всякого помету на улицы и переулки». Он гласил: «На Москве и по большим улицам и по переулкам, чтобы помету и мертвечины нигде, ни против чьего двора не было, а было б везде чисто, и о том указал великий Государь сказать на Москве всяких чинов людям. А буде в Москве всяких чинов людей кто станут по большим улицам и по переулкам всякий помет и мертвечину бросать, и такие люди взяты будут в земский приказ и тем людям за то учинено будет наказанье, бить кнутом, да на них же взята будет пеня».

Такие меры объяснялись крайней загрязненностью столицы, которая еще больше усугублялась в период дождей, осенней и весенней распутиц. В это время на улицах случалась столь большая грязь, что сковывала всякое передвижение. Как свидетельствовал австрийский дипломат И. Корб, весной 1702 г. «улицы Немецкой слободы стали непроходимыми, повсюду там разбросаны повозки, которые так глубоко засели в грязь, что лошади бессильны их вытащить». Грязь на улицах слободы «доходила лошадям по брюхо».

Для уборки сора и пыли существовали специальные метельщики. Во время крестных ходов они шли впереди и очищали дорогу. Перед выездом царя люди в красной одежде мели проезжую часть, по которой должен был проследовать сановный кортеж.

Вам будет интересно - Реферат: Красная книга

Надзор за благоустройством города и исправностью дорог осуществлял приказ Земских дел. В соответствии с высочайшим повелением в конце XVII в. разворачиваются работы по мощению улиц камнем. Если в середине XVI в., по свидетельству современника, «…каменных мостовых в Москве нет, улицы выстланы бревнами и досками, крепко одна с другою сплоченными», то спустя сто лет проезжая часть центра Москвы состояла в большинстве своем из булыжных мостовых. С заменой деревянных покрытий каменными на улицах стало несколько чище.

Создание Петром I полицейских учреждений сопровождается возложением на них забот о незасорении рек и каналов и принятии мер против распространения эпидемических заболеваний. В этой связи интересно сослаться на высочайший указ от 10 октября 1723 г., в котором было запрещено зарывать трупы в черте города во многих московских церквах, которых вместе с монастырями в то время в Москве было до 350. Еще ранее, в 1657 г., запретили погребать в Кремле у церквей «для того, что в моровое поветрие погребены умершие многие люди с язвами, и чтоб от тех язвенных, как умерших у тех церквей учнут вновь погребать, моровое поветрие впредь на люди не учинилось».

Для борьбы с эпидемиями, наведения чистоты, предотвращения просачивания в грунт «смердной жижи» принимались меры по вывозу и «схоронению» всякого мусора и нечистот. Уже в XVI в. начали создаваться специальные «навозные и отхожие ямы», куда на специальных телегах в бочках свозилось «все то, что нос зело поражало непотребными запахами из нужников». К концу XVII в. относятся первые опыты по созданию простейших канализационных систем.

В целях сохранения чистоты речных и грунтовых вод принимаются меры по недопущению сброса в водоемы производственных и бытовых отходов, всякого мусора и хлама. В указе императрицы Екатерины II от 1767 г. говорилось: «Накрепко запретить и неослабно того наблюдать, чтобы в Москва-реку и прочие через город текущие воды никто никакого сору и хламу не бросал и на лед нечистот не вывозил». Развернулись работы по возведению набережных заградительных сооружений, углублению русел рек, созданию водных участков, защищенных от проникновения «ретивых до промыслов и всякого мало пекущегося о водной благодати люда». Принимавшиеся меры обеспечили в течение длительного времени экологическое благополучие города и равновесие между хозяйственной деятельностью человека и окружавшей его природой.

Дальнейшее увеличение антропогенной нагрузки и отрицательного влияния промышленности на природу Москвы и санитарно-гигиенические условия проживания в ней связано с переходом в XVIII-м — первой половине XIX вв. от мануфактурно-цеховой организации труда к фабрично-заводскому производству. Этот период характеризуется значительным расширением технологической базы важнейших отраслей промышленности и, в первую очередь, производства тканей. Успехи московских текстильщиков XVIII и XIX вв. в изготовлении полотняных, хлопчатобумажных, суконных и шелковых изделий общеизвестны. Продукция Трехгорной, Саввинской, Красносельской, Басманной, Пресненской и других фабрик вывела Москву в число крупнейших в мире производителей тканей.

Похожий материал - Курсовая работа: Оценка эколого-экономического ущерба окружающей природной среде при проектировании напорного нефтепровода от УПН Галяновского месторождения на ЦПС Каменное ОАО "Гипротюменнефтегаз"

Предприятия строились, как правило, вдоль Москвы-реки и Яузы, откуда легко было брать воду и куда удобно было сбрасывать стоки. Крупные промышленные районы сложились даже в местах, где Москва-река вступала в город и откуда шли на него основные ветровые потоки, например Трехгорная и Саввинская группы фабрик. Существенным изменениям подвергаются не только флора и фауна, но и коренные породы, рельеф, воды, атмосфера, начинает меняться микроклимат (различия в температурах города и сельской местности отмечены уже с XVIII в.). Таким образом, можно говорить, что с середины XIX в. характер загрязнения Москвы из локального перерастает в общегородской.

Во второй половине XIX и начале XX в. техническое развитие Москвы характеризуется капитализацией производственных отношений. Набирают силы процессы концентрации и централизации промышленности, объединяются товаропроизводители, возникают крупные монополии, акционерные общества, синдикаты, концерны, картели. В отличие от предыдущего этапа, на рубеже XIX–XX вв. развиваются преимущественно отрасли тяжелой промышленности: энергетика, машиностроение, металлообработка, а также топливная, химическая, транспорт. К числу наиболее известных предприятий, основанных во второй половине XIX в., можно отнести Механический завод С. А. Алексеева (1852), Заводы быв. Бромлей, Шмидта и Смидта (1857), Вагоностроительный завод (1862), Коломенский завод (1863), Людиновский завод (1869), Завод А. В. Бари (1880) и др.

В этот период резко повышается спрос на древесину для строительства железных дорог, городов, развития промышленности, увеличиваются темпы лесных рубок. Для исправления положения в 1888 г. был принят Лесной кодекс, который в 1889 и 1891 гг. был дополнен специальными инструкциями и поправками. Несмотря на это лесистость Московской губернии быстро сокращается. Это иллюстрируется следующими данными.

Год 1763 Ген. меж. 1861 1886 1914

К-во Просмотров: 73